Опрос посетителей
Для чего Вы ищите однополчан?
Хочу узнать, что стало с сослуживцами
1011 (71.20%)
Хочется вспомнить молодость
609 (42.89%)
Не хватает общения в нынешней жизни
136 (9.58%)
Из-за непонимания окружающих
65 (4.58%)

Что такое армейская дружба?
Дружба на всю жизнь
1038 (73.10%)
Дружба только на время службы
118 (8.31%)
Красивая сказка
65 (4.58%)
Дружбы нет, есть служебные отношения
31 (2.18%)

Поддерживаете ли Вы отношения с однополчанами?
Поддерживаю постоянно
592 (41.69%)
Хотел бы, но не имею возможности
503 (35.42%)
Поздравляю с днем ВДВ раз в год
220 (15.49%)
Не поддерживаю вообще
41 (2.89%)




Новое в блогах
29.10.20 19:38
0
Тихо скрипнет пол паркетный ,
Заскрипят мои суставы ,
Пролетели незаметно
Годы юности и славы...
28.10.20 21:37
0
Перевод текста, подготовка копии на иностранном языке к подаче в посольство другой страны - эти ...
28.10.20 13:18
0
Когда полученные призовые поступают игроку игорного салона на баланс без проблем и быстро, тогда игр...


Группы сообщества

14.10.2020 21:02:53
Участников: 54
Тема: Сообщества однополчан
17.08.2020 19:09:26
Участников: 1
Тема: Сообщества по интересам
11.08.2020 21:45:37
Участников: 22
Тема: Сообщества однополчан
03.08.2020 18:31:11
Участников: 53
Тема: Сообщества однополчан
02.08.2020 09:13:35
Участников: 21
Тема: Сообщества однополчан
01.08.2020 03:32:50
Участников: 19
Тема: Сообщества по интересам
20.06.2020 21:13:07
Участников: 1
Тема: Сообщества по интересам
16.05.2020 22:02:53
Участников: 3
Тема: Сообщества однополчан
15.05.2020 05:09:42
Участников: 4
Тема: Сообщества по интересам
03.05.2020 01:34:32
Участников: 223
Тема: Сообщества по интересам


Глава I. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ из книги " Атакуют десантники " И.А. САМЧУК , П.Г. СКАЧКО Воениздат 1975 г.



ВЕРНЕР

У вас нет прав на просмотр профайла этого пользователя.
показать полностью
ВЕРНЕР -> Всем
26 марта 2009 01:44
Глава I. СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ из книги " Атакуют десантники " И.А. САМЧУК , П.Г. СКАЧКО Воениздат 1975 г.
" Атакуют десантники " И.А. САМЧУК  ,  П.Г. СКАЧКО Воениздат 1975 г.

........................ Глава I . СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ ...........................

.................................. Формирование дивизии .....................................

В грозное для нашего Отечества время, когда фашистские полчища штурмовали Сталинград, советское Верховное Главнокомандование готовило мощные резервы для сокрушительных ударов по врагу. Среди вновь создаваемых войсковых соединений была и 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия.

Она начала формироваться в ноябре 1942 года на базе 204-й и 211-й воздушно-десантных бригад, а также 1-й маневренной воздушно-десантной бригады и включила в свой состав 23, 26 и 28-й гвардейские воздушно-десантные стрелковые полки, 7-й гвардейский воздушно-десантный артиллерийский полк, 10-й гвардейский противотанковый артиллерийский дивизион, 10-й гвардейский саперный батальон, 1-ю гвардейскую отдельную роту связи, 8-ю гвардейскую отдельную воздушно-десантную разведывательную роту, 8-ю гвардейскую роту химической защиты, 5-ю полевую хлебопекарню и другие подразделения.

Каждый воздушно-десантный стрелковый полк состоял из трех парашютно-стрелковых батальонов, двух артиллерийских батарей (76-мм и 45-мм пушек), батареи 120-мм минометов, двух отдельных рот автоматчиков, взвода разведки и тыловых подразделений. В состав каждого парашютно-стрелкового батальона входили три парашютно-стрелковые роты, пулеметная рота, рота 82-мм минометов, взвод 45-мм противотанковых орудий, взвод противотанковых ружей и отдельный взвод автоматчиков. Артиллерийский полк состоял из двух дивизионов 76-мм дивизионных пушек и одного дивизиона 122-мм гаубиц. Истребительно - противотанковый артиллерийский дивизион включал три четырехорудийные батареи 45-мм, а затем 57-мм противотанковых пушек.

Части и специальные подразделения дивизии были укомплектованы молодыми людьми в возрасте до 30 лет, в основном кадровыми бойцами-дальневосточниками, моряками Тихоокеанского флота, изъявившими желание добровольно сражаться на фронте, а также рабочими уральских заводов. Это была самоотверженная, беспредельно преданная партии и народу молодежь.

Вооружение и снаряжение дивизии соответствовало ее целевому предназначению — действиям в тылу врага. В частях имелось большое количество автоматов, полуавтоматических винтовок, ручных и станковых пулеметов. Личный состав соединения был обеспечен лыжами.

Командиром дивизии был назначен гвардии полковник М. В. Грачев, его заместителями: по строевой части — гвардии подполковник В. Н. Комаров, по политической части — гвардии подполковник А. К. Соболев и начальником штаба — гвардии майор А. Я. Горячев.

[spoiler]
В последующем, в ходе войны, дивизией командовали :

— с 13.1.43 по 19.3.43 г. — гвардии полковник К. Н. Виндушев;
— с 19.3.43 по 6.3.44 г. — гвардии полковник, а с 25.9.43 г. — гвардии генерал-майор А. М. Сазонов;
— с 20.3.44 по 6.8.44 г. — гвардии генерал-майор И. П. Пичугин;
— с 12.8.44 по 30.8.44 г. — гвардии полковник Ф. А. Афанасьев;
— с 6.9.44 по 1.5.45 г. — гвардии полковник П. И. Шумеев;
— с 2.5.45 г. — гвардии полковник Е. М Голуб.

Подготовка частей дивизии к боевым действиям проходила в течение декабря 1942-го и января 1943 года. К этому времени в состав дивизии прибыло пополнение молодых командиров, окончивших курсы воздушно-десантных войск Красной Армии. Это были кадровые офицеры, побывавшие уже и в тылу врага, и на различных участках советско-германского фронта.

Части и подразделения усиленно занимались боевой подготовкой. Каждый десантник совершил от трех до пяти парашютных прыжков с самолета или с привязного аэростата.

Главным врагом парашютистов считались танки, и тактике борьбы с ними уделялось много внимания. Каждый боец был обучен уничтожению танков ручными противотанковыми гранатами, бутылками с горючей жидкостью, а специальные группы — подрыву их толовыми шашками.

Одновременно с одиночной подготовкой десантника отрабатывались действия в составе подразделения, части и всей дивизии. Много уделялось внимания вопросам взаимодействия с войсками, наступающими с фронта, и порядка соединения с ними.



................... Выдвижение к фронту ...................


Начинался второй месяц памятного сорок третьего года, ознаменовавшего коренной перелом на советско-германском фронте. Доблестные войска Донского фронта завершили уничтожение 6-й гитлеровской армии в Сталинграде, а соединения Сталинградского и Воронежского фронтов теснили врага за Доном.

Каждый солдат, сержант и офицер 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии ожидал отправки на фронт. Старые десантники предполагали, что дивизия будет направлена на юг для развития успешно развивающегося наступления войск Воронежского фронта, прикидывали по карте возможные районы выброски, анализировали возможные условия и намечали тактику действий в тылу врага. Это было понятно — ведь многие из них в 1942 году участвовали в операциях 4-го воздушно-десантного корпуса в районе Дорогобуж, Духовщина, Вязьма. Четырехмесячная борьба в тылу врага совместно с конниками генерала П. А. Белова дала богатый опыт, и его стремились максимально использовать в ходе боевой подготовки.

5 февраля поступил приказ о выступлении на фронт. Предстоял длительный марш на автотранспорте. Парашюты были оставлены в местах дислокации, и бывалые воины поняли, что дивизия забрасываться в тыл врага по воздуху не будет. Однако еще теплилась надежда: переброска личного состава на автомобилях могла проводиться с целью дезинформации противника, а парашюты можно доставить на запасные аэродромы другим путем. Однако это были лишь предположения и надежды. Реальным же было движение частей дивизии на мощных студебеккерах, оставлявших за собою снежную пыль.

Бесконечные ленты автомобильных колонн двигались на северо-запад. Пройден Калинин. После Лихославля колонны резко повернули на запад и направились через Торжок к городу Осташков. Многие решили, что дивизия где-то лесами будет направлена на лыжах в тыл противника.

Вот уже стали попадаться разрушенные и сожженные деревни — безмолвные спутники фронтовых дорог...

Все шесть дней марша погода способствовала незаметному передвижению дивизии. Зима стояла снежная. Постоянные метели хотя и затрудняли движение автоколонн, но зато надежно скрывали их от воздушного врага. Немецкие пикировщики из-за облаков наугад сваливали свой смертоносный груз вдали от дорог, и только отдельным самолетам удавалось отыскивать колонны частей. В этом случае они сбрасывали бомбы и не упускали случая обрушить пушечный и пулеметный огонь на машины.

Комендантская служба, четко организованная на маршрутах движения, содействовала быстрому передвижению частей. Заносы, возникавшие из-за непрерывных метелей и снегопадов, быстро расчищались специальными командами вдоль всех маршрутов.

Как потом выяснилось, в район городов Осташков и Соблаго направлялись значительные резервы — здесь сосредоточивалась особая группа войск под командованием генерал-лейтенанта М. С. Хозина в составе двух армий. Это объединение предполагалось ввести в прорыв на участке 1-й ударной армии с целью развития наступления на Сольцы и далее на Лугу, во фланг и тыл 18-й немецкой армии, действовавшей на ленинградском и новгород¬ском направлениях.

11 февраля 1943 года, на седьмой день марша, части и подразделения дивизии, перейдя по льду озеро Селигер, сосредоточились в лесах юго-западнее города Осташков.

Здесь командир дивизии гвардии полковник К. Н. Вин-душев и начальник штаба гвардии майор Л. Я. Змеев, прибывший из 6-й гвардейской воздушно-десантной дивизии и заменивший на время гвардии майора А. Я. Горячева, получили задачу. Дивизия должна была совершить 140-километровый марш на лыжах и сосредоточиться в районе Головенчицы, Большое Стехново и в лесах западнее этих пунктов.

Перегруппировка в район сосредоточения совершалась ночными переходами с соблюдением строжайших мер маскировки. С рассветом части и подразделения дивизии обычно укрывались в лесах и днем приводили себя в порядок, готовясь к очередному маршу. Благодаря этим мерам дивизия сосредоточилась в указанном районе, не замеченная противником.


................................. Бои под Старой Руссой .................................


После ликвидации Северо-Западным фронтом демянского плацдарма врага и наступившей оттепели советское командование отказалось от идеи глубокого удара с целью выхода в тыл группе армий «Север» и ограничило задачи фронта освобождением Старой Руссы и выходом на реку Полисть.

В начале марта дивизия вошла в состав 14-го гвардейского стрелкового корпуса 1-й ударной армии Северо-Западного фронта и получила боевую задачу: сменить части 3-й гвардейской воздушно-десантной дивизии и во взаимодействии с другими соединениями 14-го гвардейского стрелкового корпуса прорвать заблаговременно подготовленную оборону противника на фронте Кошельки, Ляхново, разгромить части 2-й немецкой авиаполевой дивизии, форсировать реку Порусья, перерезать основную рокаду противника Старая Русса — Холм и овладеть узлом дорог Глухая Горушка. По выполнении этой задачи предполагалось развить наступление в составе 1-й ударной армии, войска которой должны были овладеть Старой Руссой и выйти на рубеж реки Полисть.

В ночь на 12 марта 1943 года части 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии сменили 6-ю гвардейскую воздушно-десантную дивизию, которая стала ее правым соседом, и заняли исходное положение для наступления. Слева наступала левофланговая дивизия 14-го гвардейского стрелкового корпуса.

Командир дивизии принял решение: вслед за артиллерийской подготовкой атакой двух полков первого эшелона завершить преодоление полосы обеспечения (предполья), прорвать первую позицию противника и овладеть плацдармом на западном берегу Порусьи. Вводом в бой полка второго эшелона завершить прорыв первой полосы обороны и перерезать рокаду Старая Русса — Холм. Для захвата Глухой Горушки выделялся усиленный стрелковый батальон 23-го гвардейского полка, наступавшего на правом фланге дивизии. Боевой порядок дивизия имела в два эшелона (в первом эшелоне — 23-й и 26-й, во втором — 28-й гвардейские воздушно-десантные стрелковые полки). Полки строили боевой порядок также в два эшелона.



Чтобы проверить готовность батальонов к наступлению и уточнить их исходное положение, командиры стрелковых полков гвардии майоры И. В. Резун, В. А. Войтенко, Д. С. Затыльников и командир 7-го артиллерийского полка гвардии майор В. К. Валуев выслали в подразделения офицеров своих штабов. Командиры частей вместе с начальниками штабов проверили готовность батальонов, предназначенных для действий на направлениях главных ударов.

Штаб дивизии в свою очередь проконтролировал исходное положение занятое полками.

Проверка закончилась за три часа до начала артподготовки. Она дала возможность устранить ряд недостатков, что способствовало успеху атаки.

Перед наступлением во всех частях прошли митинги. Выступившие на них воины от имени своих товарищей дали обещание отдать все силы выполнению боевой задачи.

Многие бойцы и командиры изъявили желание идти в бой коммунистами. Только в 28-м гвардейском полку членами и кандидатами партии стали 40 человек. Среди них — лучшие комсомольцы В. Смоляков, А. Алеметов, А. Мингорей, Ф. Ступников и многие другие.

В ночь перед атакой работники политотдела дивизии вместе с политработниками полков и батальонов отправились в подразделения, чтобы вместе с ними идти в бой.

К рассвету командир дивизии и командиры полков заняли свои наблюдательные пункты. Артиллерийские разведчики и корректировщики расположились в боевых порядках первого эшелона пехоты. Это дало возможность своевременно обнаруживать цели и точно корректировать артиллерийско-минометный огонь.

Штабы полков находились за боевыми порядками батальонов вторых эшелонов полков, а штаб дивизии — за полком второго эшелона. Такое расположение обеспечивало надежное управление подразделениями и частями.

Оборона немцев на этом участке была довольно мощной. В течение полутора лет фашисты готовили оборонительный рубеж южнее Старой Руссы. Передний край главной полосы обороны проходил по линии Голи, Кошельки, Сосновка и далее на юг по западному берегу реки Порусья. Оборона противника состояла из трех позиций и опиралась на мощные опорные пункты, оборудованные в селах, на господствующих высотах, в лесных массивах и в узлах дорог. Опорные пункты приспосабливались к круговой обороне. Впереди первой позиции были устроены проволочные заграждения и искусно расставлены противотанковые и противопехотные минные поля.

В двух-трех километрах восточнее основного оборонительного рубежа, отлично вписываясь в рельеф местности, проходила сильно укрепленная полоса обеспечения (предполье). Она тянулась по лесным массивам между реками Редья и Порусья. Каждый квадрат в полосе обеспечения был тщательно пристрелян.

Части 6-й гвардейской воздушно-десантной дивизии до их смены захватили лишь отдельные опорные пункты в полосе обеспечения, поэтому, прежде чем атаковать передний край обороны противника, необходимо было завершить преодоление предполья.

Утром 12 марта началась артиллерийская подготовка, которая завершилась групповым залпом гвардейских минометов, поддерживающих дивизию и 14-й гвардейский корпус. По сигналу командира дивизии и командиров полков поднялись в атаку батальоны гвардии капитанов А. И. Уткина и С. А. Масленникова 23-го гвардейского полка и гвардии капитанов Б. И. Колесова и М. П. Са-пельченко из 26-го гвардейского полка.

Противник встретил атакующих сильным огнем из всех видов оружия. Замаскированные проволочные заграждения и минные поля вынудили десантников залечь и приступить к проделыванию проходов. Затем полки поднялись на штурм и овладели первой линией предполья. К исходу 12 марта предполье было преодолено, и на участке Кошельки, Сосновка части дивизии вклинились в первую позицию противника. В стык между 23-м и 26-м гвардейскими полками для удара на Сосновку был введен 28-й гвардейский полк гвардии майора Д. С. Затыльникова. 23-й гвардейский полк получил задачу наступать на Кошельки и Однорядку, 26-й гвардейский полк — на Ляхново. Всю ночь шла подготовка к штурму главной полосы обороны противника. Со стороны сильных опорных пунктов фашистов на восточном берегу Порусьи, деревень Кошельки и Сосновка, время от времени раздавались пулеметные очереди, вспыхивали осветительные ракеты.

Командиры батальонов 28-го гвардейского полка гвардии капитаны И. П. Бурмистров и Р. А. Радько вывели свои подразделения на исходное положение восточнее Сосновки.

Утром 13 марта после короткого, но мощного артиллерийского налета части дивизии возобновили атаку главной полосы обороны противника. 28-й гвардейский воздушно-десантный стрелковый полк, сковав гитлеровцев батальоном гвардии капитана И. П. Бурмистрова в опорном пункте Сосновка с фронта, 2-м и 3-м батальонами гвардии старшего лейтенанта Д. И. Кочура и гвардии капитана Р. А. Радько обошел его с юга, форсировал Порусью и к исходу дня захватил плацдарм на ее западном берегу. 23-й полк атаковал деревни Кошельки и Однорядка, а 26-й полк — опорные пункты врага в урочище северо-восточнее деревни Ляхново. Под прикрытием последовательного сосредоточения огня дивизионной и приданной дивизии и корпусу артиллерии из состава 3-й артиллерийской дивизии прорыва десантники стремительно перешли в атаку. Противник в свою очередь открыл сильный артиллерийско-минометиый огонь. Прорываясь сквозь него, цепи парашютистов быстро продвигались к восточному берегу реки Порусья и исчезали под крутым обрывом. Артиллерия врага взломала лед на реке, а перекрестный пулеметный огонь из двух больших дзотов в излучине западного берега перекрыл ее русло и препятствовал продвижению десантников. Вражеские автоматчики не давали поднять головы. Тогда встал во весь рост командир 1-го взвода 3-й роты 1-го батальона 28-го гвардейского полка бывший мичман Тихоокеанского флота коммунист гвардии старшина И. В. Калиновский. Взмахнув автоматом над головой, он крикнул: «За мной, гвардейцы!» Его могучий бас прогремел над полем боя, заглушая лай фашистских пулеметов. За командиром устремились коммунисты и комсомольцы. Перепрыгивая с льдины па льдину, десантники быстро преодолели реку и ловко взобрались на противоположный берег. Даже раненые бойцы продолжали бежать вперед.

Разбившись на две группы, гвардейцы пробрались под крутым берегом к дзотам и забросали их гранатами. Из амбразуры левого дзота повалил дым и показался огонь. Пулеметы в нем заглохли. Но правый трехамбразурный дзот продолжал поливать свинцом русло реки, прижимая атакующих к торосам. Роты несли потери. Нужны были немедленные действия, но командир полка майор Затыльников ничем не мог помочь группе Калиновского — смельчаки были на расстоянии броска гранаты от дзота, и артиллерия не могла вести по нему огонь. Тогда сержант С. В. Колов, тоже бывший моряк-дальневосточник, пробрался под обрыв к группе Калиновского и пополз с противотанковой гранатой к дзоту. Калиновский с товарищами автоматным огнем прикрыли его.

Одновременно   командир   4-й   роты   2-го    батальона 28-го полка коммунист гвардии лейтенант Ф. X. Балаба поднял свою роту и стремительно повел ее в атаку.  Это было сделано как раз вовремя, ибо только этим и можно было помочь Колову.

Федор Балаба был одним из самых опытных и авторитетных командиров. Он прошел через горнило первых лет войны и знал цену стойкости и мужеству, хладнокровию и воинской доблести. Мягким украинским говорком и об вислыми усами он напоминал запорожца, и парашютисты называли его «наш Бульба».

...Бойцы  обогнали  своего  командира  и  бросились на врага. В этот момент Колов точно метнул противотанковую гранату в амбразуру. Раздался оглушительный взрыв, и дзот замолчал. Цепи парашютистов устремились через   реку .

Заняв противоположный берег, бойцы Балабы захватили  вражеские  траншеи  и  обеспечили  преодоление  реки остальными ротами батальона.  Командир полка перенести огонь артиллерии в глубину обороны противника.

Используя успех  2-го  батальона,  3-й  батальон  гвардии капитана Р. А. Радько расширил плацдарм. При этом особое мужество проявил взвод автоматчиков под командованием опытного парашютиста-десантника гвардии лейтенанта А. М. Дмитриенко. Дмитриенко вывел свои взвод в тыл противника и, укрывшись на опушке леса, установил расположение огневых точек врага. В полутора километрах правее, с высоты, поросшей березняком, пулеметный огонь из двух дзотов задерживал наступление батальона.   Батальон   нес   тяжелые   потери. Дмитриенко решил атаковать дзоты с тыла и уничтожить их.  Путь пересекал глубокий овраг. На дне его автоматчики увидели минометную батарею, которая вела беглый огонь по батальону И. П. Бурмистрова. Раздумывать было некогда: огонь тяжелых минометов мог резко ухудшить положение батальона.

Дмитриенко  приказал  третьему  отделению  сержанта Ф. А. Ступникова обеспечить тыл взвода, а сам с первым и вторым отделениями атаковал батарею.

Захваченные азартом боя, фашисты заметили противника  слишком поздно.  Завязалась  рукопашная  схватка. В ход пошли автоматы, приклады и десантные ножи. Отделение комсорга батальона гвардии сержанта Ф. А. Ступникова уничтожило два минометных расчета и перерезало связь вражеской батареи с командным пунктом. Два других отделения расправились с остальными четырьмя расчетами.

Уничтожив батарею, лейтенант Дмитриенко повел взвод в обход дзотов. Подкравшись к ним с тыла, автоматчики забросали дзоты гранатами. Вражеский огонь прекратился, и батальон гвардии капитана И. П. Бурми-строва атаковал опорный узел. В ходе атаки Бурмистров был тяжело ранен. Батальон освободил Сосновку, овладел противоположным берегом и соединился с главными силами полка. Таким образом, на плацдарме за рекой По-русья сосредоточился весь 28-й гвардейский полк.

Командир полка со штабом также переместился на плацдарм и укрылся под крутым обрывом берега, откуда с помощью радиостанций, проводной связи и связных продолжал руководить боем.

К середине дня 13 марта 23-й гвардейский полк овладел опорным пунктом Кошельки. Противник, перебросив свои резервы из Глухой Горушки в опорный пункт Однорядка, усилил это направление. Сюда подошли танковая и самоходная роты. Уничтожив два дзота на восточной окраине Однорядки, полк захватил ее южную окраину, но дальше продвинуться не смог.

При атаке Однорядки отличился наводчик орудия противотанковой батареи полка гвардии младший сержант Н. В. Голубев. Он выкатил 45-мм пушку на прямую наводку, расстрелял дзот и уничтожил две огневые точки. Примеры мужества и отваги показали гвардии рядовой П. П. Смородинов, гвардии младший сержант В. И. Филипчак, гвардии старший сержант А. П. Иркаев и многие другие .

Очистив от фашистов Кошельки, 23-й гвардейский полк приступил к преодолению реки Порусья по льду, но противник подорвал лед специально заложенными под него фугасами.

Наступила критическая минута. Командир полка гвардии майор И. В. Резун приказал взводу гвардии старшего сержанта А. П. Иркаева разобрать в деревне сарай и навести переправу. Сюда же был направлен и саперный взвод полка. Автоматчики и саперы доставили бревна к берегу, используя льдины и заторы, соорудили деревянный настил и обеспечили переправу батальонов полка. Противник обрушил на них огонь. Старший сержант А. П. Иркаев, младший сержант В. И. Филипчак и гвардии рядовой П. П. Смородинов в ледяной воде несколько раз восстанавливали разрушения. Все они были награждены медалью «За отвагу».

К исходу дня 13 марта 26-й гвардейский полк сумел захватить несколько дзотов опорного пункта в урочище северо-западнее деревни Ляхново. Имея хорошую рокаду Глухая Горушка — Векшино, противник маневрировал резервами, усиливая наиболее опасные направления. К участку наметившегося прорыва фашисты стянули резервы 1-й и 2-й авиаполевых дивизий. Захваченные дивизионными разведчиками пленные показали, что резервный танковый полк 16-й армии также подтянут на участок Однорядка, Ляхново.

Было ясно, что командующий 16-й немецко-фашистской армией генерал-полковник Буш сильно обеспокоен положением дел на участке Однорядка, Векшино, атакованном соединениями 14-го гвардейского стрелкового корпуса. Прорыв обороны 16-й армии на этом участке создавал угрозу захвата нашими войсками Старой Руссы — основного узла сопротивления гитлеровцев, прикрывавшего направление Валдай, Дно.

Командир дивизии гвардии полковник К. Н. Випдушев и начальник штаба дивизии гвардии майор Л. Я. Змеев с наблюдательного пункта 28-го гвардейского полка обнаружили выдвижение вражеских танков. На этот участок срочно был переброшен артиллерийский противотанковый дивизион гвардии капитана П. Л. Белоцерковского, который надежно прикрыл танкоопасное направление между Сосиовкой и Ляхпово и успешно отразил несколько танковых контратак.

До 20 марта дивизия вела тяжелые бои па западном берегу реки Порусья. Увязая в глубоком снегу, части овладели второй позицией, но преодолеть усилившееся сопротивление переброшенных на этот участок сил противника не смогли.

В ходе боев десантники проявили мужество, отвагу и большое самообладание.

В ночь на 14 марта командир дивизии в тыл противника направил группу разведчиков дивизионной разведывательной роты под командованием гвардии младшего лейтенанта А. И. Калякина.

Группе была поставлена задача установить силы, состав и принадлежность резервов противника в районе опорного пункта Глухая Горушка, уточнить координаты огневых позиций тяжелой артиллерии врага восточнее этого пункта.

Преодолев с наступлением темноты оборону противника, разведчики стали на лыжи и достигли опушки леса у западной окраины деревни Глухая Горушка, в 12 км от линии фронта. Гвардии старшина Г. А. Епанчинцев и гвардии сержант Г. В. Мешков подползли к крайнему дому. Выждав, когда часовой зайдет за угол, они схватили его и доставили в лес, где их ожидали остальные десантники. Допросив пленного, установив расположение позиций тяжелой артиллерии и резервов противника, разведчики передали по радио их координаты и днем 14 марта корректировали огонь нашей артиллерии. 15 марта смельчакам удалось уничтожить обоз противника и захватить документы. В ночь на 16 марта группа вместе с пленным возвратилась в расположение частей дивизии. В условленном месте ее ожидал командир разведывательной роты гвардии старший лейтенант И. Д. Емец.

Отличную подготовку, мужество и доблесть показали артиллеристы 7-го гвардейского воздушно-десантного артиллерийского полка под командованием гвардии майора В. К. Валуева. Командиры дивизионов гвардии капитаны К. В. Казаков, М. В. Назаренко, П. Ф. Феоктистов находились вместе с командирами стрелковых батальонов, своевременно принимали решения на подавление или уничтожение целей и умело управляли своими подразделениями под ураганным огнем противника. Командир батареи гвардии старший лейтенант И. Д. Кулагин и разведчик гвардии сержант И. М. Рубанов использовали для наблюдательного пункта густую высокую ель, на опушке леса южнее деревни Сосновка, и точно корректировали огонь орудий. Артиллеристы уничтожили дзот, рассеяли группу танков и самоходок врага, укрывавшихся в роще юго-западнее Сосновки.

Суровые испытания в ходе боев выпали па долю медиков. И они с честью выдержали их. Под ураганным огнем санитары, фельдшера и врачи, ежеминутно рискуя жизнью, спасали раненых.

Военные врачи 23-го и 28-го полков гвардии капитаны медицинской службы Б. П. Меламед и Н. Е. Горбачев в течение всех дней боев были на плацдарме за рекой Порусья, оказывали первую медицинскую помощь на поле боя и организовали эвакуацию более двухсот раненых с их оружием. На носилках и специальных салазках, устроенных из лыж, раненые перевозились через простреливаемое плотным артиллерийско-минометным огнем противника русло реки.

Командир санитарного взвода 3-го батальона 26-го полка военфельдшер Е. И. Шамко с первого дня наступления постоянно находился в боевых порядках батальона. Непосредственно на поле боя он оказал помощь многим раненым бойцам и командирам, а 96 солдат, сержантов и офицеров вынес из боя. Несмотря на ранение, Шамко продолжал выполнять свои обязанности. Подвиг отважного фельдшера отмечен орденом Красной Звезды .

Среди первых героев, удостоенных орденов и медалей, были коммунисты — артиллерист И. Д. Кулагин, военврачи Б. П. Меламед, Н. Е. Горбачев, фельдшер Е. И. Шамко, младшие командиры И. В. Калиповский, Н. В. Голубев, П. П. Смородинов, В. И. Филипчак, А. П. Иркаев и многие другие.

В условиях суровой и снежной зимы очень сложно было снабжать личный состав, ведущий непрерывные бои, горячей пищей. Заместитель командира дивизии по тылу гвардии майор В. А. Аскинази и помощники командиров полков по снабжению успешно решили эту проблему. Усилиями личного состава тыловых подразделений десантники своевременно обеспечивались продовольствием. Приготовленная в тылу пища подавалась батальонными кухнями в ближайшие укрытия. Отсюда в термосах она доставлялась в подразделения. Раздача и прием горячей пищи в каждой роте производились с разрешения командира в укрытиях. Когда была возможность, в редкие часы затишья, роты повзводно ходили в укрытия к кухням. В периоды напряженных боев горячая пища заменялась консервами.

Политическая работа непрерывно проводилась в каждом подразделении командирами, политработниками, коммунистами и комсомольцами. Прямо на поле боя выпускались боевые листки с описанием подвигов гвардейцев. Так были выпущены боевые листки о подвигах Калиновского, Кулагина, Колова, Шамко, Горбачева и других воинов.

Политработники полков и дивизий большую часть времени проводили в ротах и батальонах. Заместитель командира 28-го полка по политической части гвардии майор И. П. Гриневский находился в 1-м батальоне, парторг полка гвардии капитан Ф. И. Даневич — во 2-м, а комсорг полка гвардии лейтенант И. И. Шамыкин — в 3-м батальоне. Политработники вместе с командирами проводили беседы, информировали бойцов об успехах других частей дивизии и нередко личным примером увлекали десантников в атаку.

Под нажимом советских войск 16-я немецко-фашистская армия в конце февраля 1943 года вынуждена была оставить демянский мешок. Ранняя весна превратила местность южнее Старой Руссы в сплошные болота, исключавшие всякие передвижения войск, и советское Верховное Командование решило прекратить дальнейшее наступление на этом направлении.

В двадцатых числах марта 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия была переброшена на другой участок Северо-Западного фронта и заняла оборону в 50 км южнее Старой Руссы по линии Стехново, Паньково, Красново, Лубино. Перед этим командование дивизией принял гвардии полковник А. М. Сазонов. Более месяца части дивизии вели активные оборонительные действия против частей 2-й авиаполевой немецкой дивизии, нанося противнику большие потери в живой силе и технике и прочно удерживая занимаемый рубеж.

Оборона строилась по принципу создания опорных пунктов и узлов сопротивления, контролирующих важнейшие направления и взаимно прикрывающих друг друга.

Пространство между опорными пунктами контролировалось секретами, выставляемыми на направлениях возможного движения противника, и подвижными постами, которые передвигались на лыжах. Лыжники доставляли секретам и сторожевым заставам, а также личному составу небольших опорных пунктов пищу и боеприпасы.

Попытки противника выйти в расположение частей дивизии, а также на ее коммуникации, связывающие части с тылами, отражались контратаками подвижных резервов, создаваемых в батальонах и в полках. Резервные группы комплектовались, как правило, из самых выносливых и сильных бойцов, включали автоматчиков, пулеметчиков и расчеты 82-мм минометов. До наступления оттепели эти группы передвигались па лыжах и обладали большой маневренностью.

Артиллерия прикрывала наиболее опасные направления. Распоряжением командира дивизии была создана подвижная артиллерийская группа в составе артиллерийского дивизиона и двух батарей 120-мм минометов. Группа выбрасывалась на угрожаемые участки и поддерживала контратаки подвижных резервов. Руководили боем при отражении атак противника командир полка, на участке которого происходило нападение, и командир дивизии с оперативной группой.

Бои на Северо-Западном фронте показали хорошую одиночную боевую подготовку личного состава дивизии и сколоченность взводов, рот, батальонов и полков. Но взаимодействие частей с танками и артиллерией было слабым и требовало отработки в ходе боевой подготовки.

Массированный артиллерийско-минометный огонь в лесистой местности по площадям был малоэффективен, так как оборона строилась по принципу отдельных, хорошо увязанных между собою узлов сопротивления и опорных пунктов.

Опыт использования артиллерии показал, что артиллерийских разведчиков и корректировщиков необходимо выдвигать в передовые подразделения пехоты, а артиллерийских командиров располагать на наблюдательных
пунктах командиров стрелковых подразделений и частей, которым они приданы или которых поддерживают.

Наблюдательные же пункты общевойсковых командиров целесообразно располагать в боевых порядках передовых частей или же за их первыми эшелонами. В противном случае командиры не могут своевременно реагировать на все изменения, происходящие перед фронтом их подразделений. Таковы основные уроки, полученные в боях на Северо-Западном фронте. Полученный боевой опыт использовался затем в ходе лесных боев на Украине, в Польше и Германии.

В конце апреля дивизия сдала свою полосу обороны и шестью ночными переходами в условиях тяжелейшей весенней распутицы перегруппировалась в район железнодорожных станций Сигово и Зуево. Предстояла переброска на юг, где назревали важные события.
Фото:

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.