Опрос посетителей
Для чего Вы ищите однополчан?
Хочу узнать, что стало с сослуживцами
1011 (71.20%)
Хочется вспомнить молодость
609 (42.89%)
Не хватает общения в нынешней жизни
136 (9.58%)
Из-за непонимания окружающих
65 (4.58%)

Что такое армейская дружба?
Дружба на всю жизнь
1038 (73.10%)
Дружба только на время службы
118 (8.31%)
Красивая сказка
65 (4.58%)
Дружбы нет, есть служебные отношения
31 (2.18%)

Поддерживаете ли Вы отношения с однополчанами?
Поддерживаю постоянно
592 (41.69%)
Хотел бы, но не имею возможности
503 (35.42%)
Поздравляю с днем ВДВ раз в год
220 (15.49%)
Не поддерживаю вообще
41 (2.89%)




Новое в блогах
19.10.20 22:15
0
Привет всем из 24-й бригады ЗАБВО ДМБ 1979 май.  
14.10.20 18:47
0
10
Арцах .

Там ,средь садов в седых горах
Две тыщи лет назад,
Назвали этот край -"Арцах &...
06.10.20 11:03
0
28
Мимолётные романы ,
Я их вовсе не читал ,
Предрассветные туманы
С автоматом я встречал.

...


Группы сообщества

14.10.2020 21:02:53
Участников: 54
Тема: Сообщества однополчан
17.08.2020 19:09:26
Участников: 1
Тема: Сообщества по интересам
11.08.2020 21:45:37
Участников: 21
Тема: Сообщества однополчан
03.08.2020 18:31:11
Участников: 53
Тема: Сообщества однополчан
02.08.2020 09:13:35
Участников: 21
Тема: Сообщества однополчан
01.08.2020 03:32:50
Участников: 19
Тема: Сообщества по интересам
20.06.2020 21:13:07
Участников: 1
Тема: Сообщества по интересам
16.05.2020 22:02:53
Участников: 3
Тема: Сообщества однополчан
15.05.2020 05:09:42
Участников: 4
Тема: Сообщества по интересам
03.05.2020 01:34:32
Участников: 223
Тема: Сообщества по интересам


Глава II. На Курской дуге из книги " Атакуют десантники " И.А. САМЧУК , П.Г. СКАЧКО Воениздат 1975 г.



ВЕРНЕР

У вас нет прав на просмотр профайла этого пользователя.
показать полностью
ВЕРНЕР -> Всем
1 апреля 2009 23:34
Глава II. На Курской дуге из книги " Атакуют десантники " И.А. САМЧУК , П.Г. СКАЧКО Воениздат 1975 г.
" Атакуют десантники " И.А. САМЧУК , П.Г. СКАЧКО Воениздат 1975 г.

...................................... Глава II.    НА  КУРСКОЙ ДУГЕ ......................................

.....................  Перегруппировка в район Старого Оскола  .........................


Эшелоны с частями дивизии двинулись на юг по маршруту Бологое, Москва, Рязань, Поворино, Лиски. Последний месяц весны сорок третьего года выдался теплым. Майский ветер ласково обвевал обветренные и уже успевшие загореть лица десантников. Настроение бойцов было приподнятым, весенним. Весна, пробудившая природу, волновала души солдат, а щедрые поля черноземной полосы, припекаемые жаркими лучами солнца, звали к себе хозяев далеким голубым маревом. Но война была в самом разгаре, предстояло еще пройти через большую ее половину, чтобы приложить натруженные солдатские руки к родной, но пока столь далекой от них земле.

Выгрузившись из железнодорожных эшелонов на станции Давыдовка, дивизия к 4 мая 1943 года сосредоточилась юго-восточнее города Бобров, где вошла в состав 33-го гвардейского стрелкового корпуса 5-й гвардейской армии Степного фронта. С 10 по 16 мая дивизия шестью ночными переходами перегруппировалась в район Кутузове, Сергеевка, совхоз «Старый Оскол» (20 км западнее города Старый Оскол), Здесь она находилась во втором эшелоне 33-го гвардейского стрелкового корпуса и подготавливала полосу обороны в глубоком тылу, на фронтовом оборонительном рубеже (участок Салтыкове, Богословка), а также оборудовала направления для возможных контратак: Кутузове, Русановка; Кутузове, Калинин.

В течение мая и июня личный состав дивизии Совершенствовал оборону и занимался боевой подготовкой.

Занятия проводились по 8 часов, для оборудования оборонительного рубежа использовали 4 часа. Часто практиковались учения с боевыми стрельбами при поддержке танков. Бойцы дивизии учились наступать вслед за огневым валом артиллерии.

Боевая учеба сочеталась с активным политическим воспитанием. Политработники гвардии майор И. П. Гриневский, гвардии капитаны В. Д. Цыганов и П. В. Андриенко, гвардии лейтенанты Я. Л. Падофет, И. И. Шамыкин и другие проводили интересные беседы на полях учений и при оборудовании оборонительной полосы, выбирая для этого минуты отдыха и перерывы в работах. Беседы носили задушевный, товарищеский характер и воспитывали в воинах гордость за советский народ, за непоколебимую Советскую Родину. Особенно охотно беседовали солдаты с заместителем командира 1-го батальона 28-го гвардейского полка по политической части гвардии капитаном П. В. Андриенко. Сделав самокрутку, он обычно подходил к группе десантников и не спеша начинал разговор о текущих делах, переводя его затем на политические темы, говорил о зверствах и бесчинствах врага на нашей земле, показывал фотографии из газет и журналов. Беседа превращалась в свободный обмен мнениями. Солдаты охотно делились своими горестями и радостями. Такие задушевные беседы вселяли в сердца солдат уверенность в своих силах, в том, что враг будет неминуемо разгромлен и наша земля освобождена. Беседы заканчивались так же незаметно, как и начинались, но у солдат и сержантов оставался в душе заметный след.

Регулярно проводились открытые партийные и комсомольские собрания, на которые приглашался весь личный состав подразделений. Во всех подразделениях ежедневно выпускались боевые листки. В них отражалась жизнь подразделения, освещался опыт передовиков боевой и политической подготовки, помещались заметки о событиях на фронте и в тылу.

Боевая подготовка в районе Старого Оскола проводилась до 5 июля 1943 года. Однако уже в конце июня чувствовалось, что вот-вот настанут решающие события. И они не заставили себя ждать.


[spoiler]


[B]......................................... Прохоровка ............................................


Утром 5 июля немецко-фашистское командование начало самое крупное наступление 1943 года, на которое оно возлагало особые надежды. Гитлер хотел разгромить войска Воронежского и Центрального фронтов, сосредоточенные на Курском выступе, взять реванш за Сталинград и восстановить пошатнувшийся авторитет своей армии.

Огромные массы пехоты и танков одновременно перешли в наступление на орловско-курском и белгородско-курском направлениях. В сражение вводились главные силы немецко-фашистской армии.

Сосредоточив ударные группировки на узких участках фронта, немецкое командование рассчитывало концентрическим ударом с севера и с юга в общем направлении на Курск прорвать нашу оборону, окружить и уничтожить советские войска, находящиеся на Курском выступе.

5-я гвардейская армия, в состав которой входил 33-й гвардейский стрелковый корпус, в том числе и 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия, передавалась Воронежскому фронту.

9 июля дивизия получила боевое распоряжение совершить форсированный марш, занять оборону на рубеже — справа совхоз «Октябрьский», слева — восточная окраина Прохоровки — и не допустить прорыва противника в направлении Ямки, Прохоровка. Правее дивизии на рубеже хутор Веселый, высота 226,6, Александровка к обороне переходила 95-я гвардейская стрелковая дивизия 33-го гвардейского стрелкового корпуса; левее должны были действовать части 2-го танкового корпуса.

В течение ночи на 10 июля дивизия в составе войск корпуса совершила форсированный марш и, выйдя на указанный рубеж, в ночь на 11 июля приступила к занятию обороны.

Боевой порядок строился в два эшелона. В первом эшелоне находились 26-й и 28-й гвардейские воздушно-десантные стрелковые полки. 26-й полк оборонял район: совхоз «Октябрьский», Лутово, западная окраина Прохоровки (иск.); 28-й полк — Грушки, Прохоровка. 23-й полк был во втором эшелоне, обороняя район: иск. Береговое, высота 252,4, иск. Прохоровка, иск. Липовка. Дивизию поддерживал 57-й армейский танковый полк и 301-й армейский истребительно-противотанковый полк.

В это время противник, не добившись успеха на обо-янском направлении, перенацеливал главный удар 4-й танковой армии на Прохоровку. 10 июля 2-й танковый корпус СС и часть сил 48-го танкового корпуса (более 700 танков) были перегруппированы на участок Сторожевое, Грозное, Кочетовка и в ночь на 11 июня заняли исходное положение для наступления.

Утром 11 июля, когда соединения 5-й гвардейской армии еще прочно не заняли позиций, противник, завершив перегруппировку, возобновил наступление.

День был пасмурным. Свежий ветер волновал бескрайнее море созревших хлебов между Прохоровкой, Прелестным и Праворотью.

До батальона пехоты при поддержке 40 танков и самоходных установок, в том числе тяжелых «тигров» и «пантер», поддерживаемых с воздуха сотней самолетов Ю-87 и Ю-88, атаковало стык 9-й гвардейской воздушно-десантной и 95-й гвардейской стрелковой дивизий. Главный удар пришелся по 3-му батальону 26-го воздушно-десантного полка, который оборонял совхоз «Октябрьский». Атаке пехоты и танков врага предшествовала короткая, но мощная артиллерийская подготовка и сильный бомбовый удар авиации. Вслед за танками и самоходными установками двигались бронетранспортеры с мотопехотой.

Командир 3-го батальона гвардии майор Д. И. Борискин доложил обстановку командиру полка гвардии подполковнику Г. М. Кашперскому и приказал командирам стрелковых рот и батарей, подпустив танки и пехоту поближе, открыть массированный огонь.

Совхоз «Октябрьский», высота 252,2, Лутово содрогались от взрывов бомб, снарядов и мин. Из ячеек, отрытых за ночь, бойцы внимательно следили за приближающимся врагом.

Когда до окраины совхоза осталось несколько сот метров, из бронетранспортеров высыпала пехота. Автоматчики на ходу открыли огонь и, прячась за танками, пошли в атаку. Искаженные лица фашистов свидетельствовали о том, что их воинственный пыл был поднят изрядными порциями шнапса.



«Огонь!» — скомандовал комбат. Шквалом огня встретил 3-й батальон фашистов. Станковые пулеметы И. В. Хороших и П. Н. Лызикова длинными очередями ударили по флангу пехоты; им вторили ручные пулеметы и автоматы гвардейцев. Дивизионная и поддерживающая дивизию артиллерия из 3-й артиллерийской дивизии прорыва РГК поставила перед совхозом «Октябрьский» неподвижный заградительный огонь. Батальонные и полковые артиллеристы гвардии лейтенантов И. Г. Самыкина и А. Ф. Шестакова вели огонь прямой наводкой.

Пехота была отсечена от танков, и они, встретив ураганный огонь из совхоза, отошли за обратные скаты высоты 215,4. До 14 часов фашисты еще два раза атаковали 3-й батальон. Однако то была лишь разведка боем.

В 14 часов совхоз «Октябрьский» и высоту 252,2 атаковали до 100 танков противника и до полка мотопехоты на бронетранспортерах. Около 40 танков и до полка мотопехоты атаковали соседний 287-й гвардейский стрелковый полк 95-й гвардейской стрелковой дивизии. Нащупав стык между 95-й гвардейской стрелковой и 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизиями, фашисты стремились вбить в него клин. На участке хутор Ямки, Андреевна на фронте до трех километров атаковало 140 танков. Атаке предшествовал мощный огневой налет и бомбоштурмовой удар пятидесяти пикирующих бомбардировщиков. Вновь завязался ожесточенный бой, но силы были неравны. Противник обладал абсолютным численным превосходством и проявлял особое упорство на стыке 26-го и 28-го полков.

Мужественно дрались десантники 26-го гвардейского полка. Батарея гвардии старшего лейтенанта Н. П. Кучерявого подбила четыре средних танка, однако противник продолжал лезть вперед. Артиллеристы падали, сраженные пулеметным огнем, но не отходили от пушек. Два орудия были раздавлены «тиграми». За тяжелыми танками, прикрываясь их броней, крались средние танки и самоходки врага. Бронебойщик рядовой Мухтар Амиров со своим заряжающим оказался на фланге прорвавшихся танков. Меткими выстрелами он вместе с другим расчетом расстрелял в борт два тапка. Наводчик станкового пулемета гвардии младший сержант А. И. Греков огнем из своего «максима» отсек мотопехоту от танков и этим дал бронебойщикам возможность поджечь третий танк. Но враг продолжал наращивать силы, бросая на это направление другие танки и самоходные орудия. Мухтар Амиров вместе со своим напарником подбил еще две вражеские машины, доведя их счет до пяти.

На южной окраине совхоза «Октябрьский» упорно оборонялась 7-я рота гвардии лейтенанта А. И. Давыдова. Десантники своим огнем заставили залечь пехоту врага. Но на окраину совхоза ворвались танки. Ведя пушечный и пулеметный огонь, они утюжили окопы. Около десяти танков подбили гвардейцы. Но фашисты продолжали наседать. Вражеский танк расстрелял расчет нашего противотанкового орудия. А. И. Давыдов вместе с командиром огневого взвода бросились к этому орудию и из него подбили три танка. Старшина Воробьев гранатами уничтожил три вражеские машины.

Наступление танков непрерывно поддерживалось группами пикирующих бомбардировщиков по 10—20 самолетов.

До 40 танков противника устремилось на Прелестное и южную окраину Петровки и до 60 танков — через высоту 252,2, вдоль железной дороги — к Прохоровке, потеснив 26-й и 287-й гвардейские полки. 26-й полк отошел на позиции 23-го гвардейского воздушно-десантного полка, на юго-западные скаты высоты 252,4.

С прохоровского элеватора, расположенного в центре поселка, отлично просматривалась вся местность. Разведчики 28-го гвардейского воздушно-десантного полка устроили здесь наблюдательный пункт. Заметив прорыв танков в лощину западнее Прохоровки, они срочно сообщили об этом начальнику штаба дивизии гвардии подполковнику А. Я. Горячеву на высоту 252,4, где был оборудован наблюдательный пункт командира дивизии гвардии полковника А. М. Сазонова.

По его распоряжению 7-й гвардейский артиллерийский полк занял открытые огневые позиции на юго-западных скатах высоты 252,4, вдоль грейдерной дороги Прохоровка — Береговое, а 28-й гвардейский воздушно-десантный полк двумя батальонами прикрыл западную и одним батальоном — южную окраину Прохоровки.

Танки, прорвавшиеся вдоль железной дороги к западной окраине поселка, наткнулись на огонь 7-го гвардейского артиллерийского, 23-го и 28-го гвардейских воздушно-десантных полков. В лощине западнее Прохоровки сосредоточилось более 60 танков и до двух батальонов мотопехоты на бронетранспортерах. Артиллеристы 7-го гвардейского воздушно-десантного артиллерийского полка гвардии майора В. К. Валуева ударили по ним прямой наводкой. Первой приняла удар танковой лавины врага батарея под командованием гвардии лейтенанта Н. Н. Троицкого. Особенно отличился огневой взвод гвардии лейтенанта Б. С. Никулина. Орудия в упор расстреливали атакующие танки. Раненых и убитых наводчиков заменяли командиры орудий.

Батарейцы Троицкого подбили семь средних и один тяжелый танк, расстреляли в упор шрапнелью с установкой на картечь до двух рот мотопехоты. Но враг не ослаблял натиск. Обойдя батарею Троицкого, фашистские танки у грейдера атаковали батарею гвардии старшего лейтенанта П. С. Грузинского. Артиллеристы подпустили танки настолько близко, что были видны их смотровые щели. Загорелись два средних танка и самоходное орудие. «Тигр», прикрывшись корпусом горящей машины, выстрелом в упор разбил левофланговое орудие. Тогда командир батареи, находившийся у первого орудия, развернул его и вместе с расчетом второго орудия расстрелял «тигр» в борт. Невзирая на потери, фашисты продолжали атаковать. Батарея уничтожила еще два средних танка, две автомашины, до взвода пехоты, и враг прекратил наконец атаки.

Но у кирпичного завода бой не ослабевал. Здесь заняла огневую позицию 5-я батарея комсомольца гвардии лейтенанта В. Я. Коробко. Первое орудие, у которого находился Коробко, подбило средний танк врага. Стальная громадина, вздрогнув, остановилась. Из открывшихся люков выпрыгнули танкисты в черных костюмах с черепом и скрещенными костями на петлицах. Они пытались скрыться в лощине, но артиллеристы уничтожили их из карабинов. Пулеметная очередь из другого танка вывела расчет из строя. Был ранен и командир батареи. Но мужественный офицер сам стал за панораму и вместе с уцелевшим номером расчета продолжал вести бой. Артиллеристы, воодушевленные примером своего командира, подбили еще два вражеских танка и автомашину. Уничтожив три танка и автомашину, батарея гвардии лейтенанта В. Я. Коробко не пропустила врага и у кирпичного завода .

С наступлением темноты противник отвел танки в район совхоза «Октябрьский», оставив на северо-восточных скатах высоты севернее совхоза мотопехоту и противотанковую артиллерию.

Таким образом, в течение 11 июля 9-я и 95-я гвардейские дивизии отразили попытки танковой дивизии СС «Адольф Гитлер» пробить брешь в обороне армии. Перец соединениями 33-го гвардейского стрелкового корпуса, оборонявшегося правее 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, противник предпринимал разведку боем группами в 8—10 танков, поддержанных мотопехотой. Создавалось впечатление, что танковые атаки 11 июля являются разведкой боем перед началом большого наотупления. И это предположение оправдалось утром следующего дня, когда противник пустил в ход основные силы 4-й танковой армии.

Готовились к наступлению и войска 5-й гвардейской армии. В ночь на 12 июля 9-я гвардейская дивизия получила задачу — во взаимодействии с 42-й гвардейской стрелковой дивизией справа, которая вводилась на стыке между 9-й и 95-й дивизиями, а также с 29-м танковым корпусом 5-й гвардейской танковой армии, атаковавшим в полосе дивизии, уничтожить противостоящего противника и овладеть рубежом совхоз «Комсомольский», Ивановские Выселки. Левее дивизии должен был наступать 2-й гвардейский танковый корпус.

К утру 12 июля дивизия изготовилась к наступлению, имея на правом фланге, севернее совхоза «Октябрьский», 23-й и на левом, на участке Лутово, иск. Грушки, — 28-й гвардейские воздушно-десантные полки. 26-й гвардейский воздушно-десантный полк находился во втором эшелоне. Представители от частей первого эшелона встретили танки и вывели их на исходные позиции.

12 июля в 8 часов 30 минут, после короткого, но мощного артиллерийского налета, завершившегося залпом гвардейских минометов, дивизия вместе с танками 5-й гвардейской танковой армии и другими соединениями 5-й гвардейской армии перешла в атаку.

Одновременно на участке 33-го гвардейского стрелкового корпуса и 5-й гвардейской танковой армии перешел в атаку и противник. Завязалось самое крупное встречное танковое сражение второй мировой войны, известное в истории как «встречное танковое сражение под Прохоровной». С нашей стороны в нем участвовали 5-я гвардейская танковая армия гвардии генерал-лейтенанта танковых войск П. А. Ротмистрова и 5-я гвардейская армия генерал-лейтенанта А. С. Жадова; со стороны противника — 2-й танковый корпус СС в составе дивизий «Адольф Гитлер», «Райх», «Мертвая голова» и 3-й танковый корпус.

В смертельной схватке сошлись около 1,5 тыс. танков и самоходных орудий.

9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия оказалась в самом центре сражения. Части первого эшелона дивизии вместе с 32-й, 25-й танковыми и 53-й мотострелковой бригадами 29-го танкового корпуса 5-й гвардейской танковой армии дружно перешли в атаку. Прикрываясь броней танков, десантники бежали вперед, стараясь не отстать от грозных боевых машин. Мощное «ура», заглушаемое стрекотом пулеметных очередей, разрывами мин и снарядов, гремело над полем боя. 23-й гвардейский воздушно-десантный полк совместно с 32-й танковой бригадой овладел поселком Октябрьский, а 28-й гвардейский воздушно-десантный полк совместно с 25-й танковой и 53-й мотострелковой бригадами — высотой 252,2 и хутором Ямки.



Навстречу атакующим частям со стороны совхоза «Комсомольский» и хутора Сторожевое двинулись немецкие танки с мотопехотой. Их было очень много. Выстроившись в две линии и поднимая клубы пыли и дыма, стальная лавина неслась в направлении совхоза «Октябрьский», высота 252,2, хутор Ямки. Стороны встретились в районе совхоза «Октябрьский», за который развернулись кровопролитные бои.

Командир пулеметного расчета 7-й роты 23-го гвардейского воздушно-десантного полка гвардии рядовой комсомолец Б. И. Запсельский вместе с танками одним из первых ворвался в совхоз. Он захватил вражескую штабную машину с документами и, погрузив на нее 17 раненых солдат и офицеров, вывез их на медицинский пункт полка.

Оставив совхоз «Октябрьский», тапки противника отошли в лощину южнее совхоза и оттуда нанесли удар в направлении Андреевки, в стык между 42-й гвардейской стрелковой и 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизиями. За танками двигалась мотопехота. Путь им преградила 1-я батарея 7-го гвардейского артиллерийского воздушно-десантного полка и танки 31-й танковой бригады. Огневой взвод гвардии лейтенанта Б. С. Никулина попал под острие танкового удара. Доблестные артиллеристы стояли насмерть. Четыре танка запылали ярким пламенем, но и на батарее было разбито два орудия. На помощь артиллеристам подоспели наши танкисты, и еще три фашистских танка и 75-мм орудие навсегда остались на поле боя.

Командир дивизии вместе с начальником штаба и группой штабных офицеров находился на наблюдательном пункте на высоте 252,4 и руководил оттуда действиями частей. Связь с командирами полков и батальонов осуществлялась по радио и по полевым телефонным линиям. Осколки то и дело рвали кабель, и связистам гвардии майора А. М. Братухина приходилось под ураганным огнем устранять порывы. В моменты, когда радио- и проводная связь с командирами нарушалась, в полки направлялись офицеры связи.

Вслед за танками 25-й танковой и 53-й мотострелковой бригад десантники 28-го гвардейского полка дружно поднялись в атаку. Овладев высотой 252,2 и хутором Ямки, наступающие встретились с танками и мотопехотой противника, контратаковавшими из совхоза «Сталинское отделение». На юго-восточных скатах высоты 252,2 и южнее хутора Ямки завязался ожесточенный высокоманевренный встречный бой. Каждая из сторон стремилась выполнить поставленные перед наступлением задачи.

В результате столкновения некоторые части и подразделения 29-го танкового корпуса и 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии глубоко вклинились в расположение врага и достигли районов совхоза «Комсомольский», Ивановских Выселок и урочища Сторожевое. 53-я мотострелковая бригада, прорвавшаяся к совхозу «Комсомольский» и контратакованная там сильным танковым резервом дивизии СС «Райх», отошла вдоль железной дороги к совхозу «Сталинское отделение», где вели упорный бой 28-й гвардейский воздушно-десантный полк и 25-я танковая бригада. Здесь боевые порядки наших наступающих частей перемешались с боевыми порядками частей танковых дивизий СС «Адольф Гитлер» и «Райх». В районе между Андреевкой, совхозом «Комсомольский», урочищем Сторожевое и совхозами «Сталинское отделение» и «Октябрьский» наши и вражеские танковые подразделения с пехотой и противотанковой артиллерией оседлывали высоты, захватывали рощи и населенные пункты, атаковали друг друга. Безымянную высоту у совхоза «Сталинское отделение» захватили подразделения 1-го батальона 28-го гвардейского полка и танки 25-й танковой бригады, а в посадке, тянущейся вдоль железной дороги в 1,5 км позади наших войск, закрепились танки и мотопехота дивизии СС «Райх». К урочищу Сторожевое прорвался 3-й батальон 28-го гвардейского полка, часть танков и мотопехоты 53-й мотострелковой бригады, а на высотах 221,0 и 241,2 были танки и мотопехота с противотанковыми орудиями танковой дивизии СС «Райх».

Командир 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии пришел к выводу, что для усиления удара полков первого эшелона необходимо ввести в бой 26-й гвардейский полк, выведенный в ночь на 12 июля во второй эшелон дивизии.

Организовав взаимодействие по обеспечению ввода в бой 26-го полка с командиром 29-го танкового корпуса, командирами полков первого эшелона и командующим артиллерией 33-го гвардейского стрелкового корпуса, полковник Сазонов отдал приказ ввести полк в бой.

Вместе с танковым резервом 29-го танкового корпуса ,26-й гвардейский полк во второй половине дня 12 июля атаковал противника в стыке между 23-м и 28-м гвардейскими полками. Атаку полка поддержали части первого эшелона. Бой возобновился с новой силой.

26-й полк атаковал высоту 252,2 и юго-восточную окраину совхоза «Октябрьский». Во время атаки наводчик противотанкового ружья 2-й роты 1-го батальона гвардии сержант Л. Г. Пащенко поджег средний танк, уничтожил станковый пулемет и вывел из строя расчет противотанкового орудия. Командир взвода 45-мм орудий гвардии лейтенант А. Е. Быков, став за панораму орудия, уничтожил два танка и орудийный расчет противника.

При очередной атаке 28-го гвардейского полка 1-й батальон гвардии майора И. П. Бурмистрова вместе с танками 25-й танковой бригады штурмом овладел совхозом «Сталинское отделение», уничтожив до двух взводов гитлеровцев. 6-я батарея 7-го гвардейского артиллерийского полка гвардии старшего лейтенанта А. Т. Шершня, следовавшая в боевых порядках батальона, уничтожила средний танк, подавила огонь шести огневых точек, сожгла четыре автомашины, расстреляла три зенитные установки и уничтожила до роты мотопехоты.

3-й батальон 28-го гвардейского полка гвардии старшего лейтенанта М. С. Жемчужникова совместно с группой танков 29-го танкового корпуса достиг населенного пункта Сторожевое, но, контратакованный танками и мотопехотой противника, отошел на южные скаты высоты 221,0.

В районе совхоза «Октябрьский» и высоты 252,2 напряжение боя все возрастало. На южные скаты высоты 252,2 выдвигалась 5-я батарея 7-го гвардейского артиллерийского полка. Раненный 11 июля на западной окраине Прохоровки, командир батареи комсомолец В. Я. Коробко остался в строю. Вражеские танки наседали, но номера орудийных расчетов, даже получив ранения, по примеру своего командира продолжали сражаться.

Офицер разведки 28-го гвардейского полка и командир взвода управления батареи 7-го гвардейского артиллерийского полка пробрались в подбитую врагом тридцатьчетверку впереди боевых порядков нашей пехоты и корректировали огонь артиллерии. Вскоре последовала очередная контратака врага. Танки противника, выйдя из совхоза «Сталинское отделение», атаковали высоту 252,2. Корректировщики вызвали огонь. Шквал разрывов нарушил боевые порядки врага. Его пехота залегла. Два средних танка и «фердинанд» запылали яркими свечами на фоне урочища Сторожевое. Орудия прямой наводки и танки 29-го танкового корпуса расстреливали танки врага. Четвертая контратака на этом направлении была отбита.

Сводный отряд 23-го гвардейского полка под командованием начальника штаба полка гвардии капитана А. П. Смирнова вместе с танками 31-й танковой бригады овладел высотой 242,5. Правофланговые подразделения полка, взаимодействуя с частями 42-й гвардейской стрелковой дивизии гвардии генерал-майора Ф. А. Боброва, атаковали Михайловку.

В батальоне, наступающем на главном направлении, заместитель командира 23-го гвардейского полка гвардии майор Н. М. Назаров заменил раненого комбата. Батальон, взаимодействуя с танками 31-й танковой бригады, успешно отразил контратаку двадцати танков противника. В последующих боях гвардии майор Н. М. Назаров проявил большое мужество, самообладание и выдержку. 18 июля 1943 года он был ранен юго-западнее Прохоровки, на подступах к населенному пункту Лучки.

Успешно действовали разведчики полка во главе с гвардии лейтенантом Г. В. Москвичом. В Ми-хайловке они захватили трех пленных, принадлежавших танковой дивизии «Райх».

Большое мужество и отвагу 12 июля проявили медицинские работники. Командир санитарного взвода 1-го батальона 26-го гвардейского полка гвардии военфельдшер Е. И. Шамко перевязал на поле боя 10 раненых и вынес из боя раненого командира. Медицинские сестры 2-го отдельного мецицинского батальона М. П. Назаркина, А. И. Павлова, М. И. Лукович за день оказали помощь 150 раненым.

12 июля во встречном сражении под Прохоровкой противнику был нанесен сильнейший удар и у него была вырвана инициатива. В течение всего дня противник пытался то в одном, то в другом месте прорваться к Про-хоровке, но всюду встречал упорное сопротивление частей дивизии и танковых бригад 5-й гвардейской танковой армии.

Утром 13 июля части дивизии перешли в наступление, и сражение возобновилось с новой силой.

С 14 по 16 июля линия соприкосновения сторон проходила по рубежу Андреевка, восточные скаты высоты 242,5, совхоз «Сталинское отделение», высота 242,1 (1 км северо-западнее Правороти). Ожесточенные бои на этом рубеже велись с переменным успехом. 15 июля 26-й гвардейский воздушно-десантный полк сменил 42-ю гвардейскую стрелковую дивизию.

16 июля под нажимом наших войск противник начал отходить к прежнему оборонительному рубежу, с которого он начал наступление 5 июля.

В ходе преследования особенно жаркие бои проходили на рубеже Луханино, Яковлево, Лучки. Здесь противник многократно переходил в контратаки превосходящими силами танков и пехоты.

21 июля при бое за рощу в 2 км восточнее Яковлево противник   несколько   раз   контратаковал   26-й   гвардейский полк 20—30 танками при поддержке батальона мотопехоты. Все контратаки были отбиты, 26-й полк овладел Яковлево, но роща оставалась у врага.

Командир полка, находясь в первом эшелоне, установил, что есть возможность нанести удар по врагу с тыла. Эту задачу он поставил командиру 1-й роты автоматчиков гвардии лейтенанту М. А. Стукалову. Стремительным маневром по лощине рота вышла в тыл врага и молниеносной атакой выбила немцев из рощи. Было убито свыше 20 фашистов, захвачены 1 автомашина, 2 мотоцикла, ручной пулемет, 12 повозок и много боеприпасов.

22 июля в районе Яковлево 1-й взвод 1-й роты 1-го батальона   28-го   гвардейского   полка   под   командованием гвардии лейтенанта Никифорова с приданным ему взводом противотанковых ружей гвардии лейтенанта Плюснина прикрывал перегруппировку батальона в другой район.

В это время противник силами до двух рот пехоты при поддержке танков перешел в контратаку. Бронебойщики М. Амиров и И. Бутырин подбили два танка, а десантники автоматным и пулеметным огнем отсекли пехоту врага от танков и заставили ее залечь. Противник бросил на позиции гвардейцев еще шесть танков. Бронебойщики И. Бутырин, В. Прушин, А. Лысняков, М. Амиров и П. Жидков открыли огонь. Вспыхнули четыре танка, из люков выскочили танкисты, но их сразили пулеметчики. Два танка прорвались на позиции десантников, но были подорваны противотанковыми гранатами. Спустя полчаса фашисты предприняли третью атаку. Бронебойщики на этот раз подбили пять танков. Особенно отличились М. Амиров и П. Жидков. Пулеметным и автоматным огнем гвардейцы заставили пехоту противника повернуть вспять. Так 15 гвардейцев отбили атаку 150 гитлеровцев и уничтожили 13 танков врага.

В ходе боевых действий под Прохоровкой, носивших особо ожесточенный характер, когда на поле сражения господствовали танки, потери личного состава частей были очень чувствительными. В этих условиях от личного состава медицинских и тыловых подразделений, как никогда, требовались высокое мастерство, большое мужество и выдержка.

Медицинские работники, воины подразделений обеспечения успешно выполняли свои нелегкие обязанности.

Раненые днем эвакуировались в ближайшие укрытия, где им оказывалась первая медицинская помощь. Ночью специальными командами они переправлялись в тыл. Особое мужество и самоотверженность при спасении раненых и контуженых бойцов проявили старшие врачи полков гвардии капитаны медицинской службы Б. П. Меламед, Н. Е. Горбачев, Н. П. Спицын и врачи медсанроты дивизии гвардии капитаны В. В. Толстов, С. С. Ривкинд, В. С. Озмидов, 3. И. Покровская, В. В. Киюсов, Г. С. Ордуяк, А. И. Шеров, И. Е. Куцай, а также старшая хирургическая сестра Н. А. Черноколова.

Во время ожесточенных боев с 12 по 17 июля батальонные кухни подавались скрытными путями в ближайшие укрытия, а оттуда пища в термосах доставлялась в подразделения в перерывах между атаками.

Особое бесстрашие проявил командир взвода снабжения 2-го батальона 28-го гвардейского полка коммунист гвардии лейтенант административной службы И. А. Астахов. Его автомобиль под танковым и артиллерийским огнем на большой скорости преодолевал простреливаемые участки и подавал кухню непосредственно к батальону, обеспечивая горячей пищей бойцов даже в самые жаркие часы боя.

К 23 июля, преследуя противника, дивизия приблизилась к переднему краю его прежней обороны, откуда он начал свое летнее наступление.

Боевые действия частей дивизии с 11 по 23 июля показали, что командиры и политработники извлекли надлежащие уроки из опыта боевых действий на Северо-Западном фронте.

Управление батальонами, полками и дивизией в целом резко улучшилось. В ходе высокоманевренных боев командиры и политработники стремились исходить из общего замысла и целей боя. Централизация управления в дивизии и полках сочеталась с проявлением творческой инициативы со стороны командиров подразделений и частей. Характерным было стремление к восстановлению связи в случае ее нарушения как со стороны старших командиров, так и со стороны подчиненных.

Командиры всех рангов научились тесно взаимодействовать с танками и артиллерией, а бойцы — прикрываться броней танков, действовать в качестве танкового десанта, помогать танкистам в борьбе с противотанковой артиллерией и танками врага.



........................  Участие в освобождении Белгорода и Харькова  ..........................


С 23 июля по 3 августа дивизия вела тяжелые, затяжные бои по улучшению своего тактического положения северо-западнее Белгорода на участке Каменный Лог, лес Журавлиный. Дивизия продвинулась на 3—4 км, овладела полосой обеспечения и вплотную подошла к бывшему переднему краю обороны противника. Особенно важно было установить, где же на самом деле проходит передний край вражеской обороны.

28-му гвардейскому полку было приказано провести разведку боем. Задачу выполняла стрелковая рота, которой временно командовал гвардии младший лейтенант В. П. Шенцов.

28 июля без предварительного артиллерийского налета рота поднялась в атаку и внезапно, без стрельбы и криков, ворвалась в окопы врага, когда фашисты завтракали. В стремительной рукопашной схватке окопы были очищены, немцы бежали. Были захвачены пленные и ценные документы: карты, аэрофотоснимки, а также наградные листы и ордена врага — Железные кресты. Пленные принадлежали 322-й пехотной дивизии.

В то время когда дивизия вела бои по улучшению позиций и установлению истинного начертания переднего края обороны противника, к прорыву вражеского оборонительного рубежа готовились другие соединения 33-го гвардейского стрелкового корпуса. В ночь на 2 августа 1943 года они сменили части дивизии и заняли исходное положение для наступления. 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия вышла во второй эшелон корпуса и сосредоточилась в Быковке (8 км южнее Яковлеве). В первом эшелоне корпуса действовали 6-я гвардейская воздушно-десантная и 95-я гвардейская стрелковая дивизии.

5-я гвардейская армия прорывала оборону на участке Драгунское, Березов и имела задачу, овладев рубежом Пушкарное, Раково, обеспечить ввод в прорыв 1-й и 5-й гвардейской танковых армий. В последующем армии предстояло овладеть рубежом Борисовка, Долбино.

33-й корпус наступал на левом фланге армии, имея ближайшей задачей овладеть рубежом высота 203,3, Раково. В последующем он должен был наступать за танками 5-й гвардейской танковой армии в направлении Бессоновки.

В 5 часов утра 3 августа мощным залпом артиллерии и гвардейских минометов началась Белгородская операция. Вражеский передний край и вся глубина обороны, просматриваемая с наблюдательных пунктов, вскипели от артиллерийских разрывов. В течение 2 часов 55 минут артиллерия и авиация громили фашистские войска. К концу артиллерийской подготовки огневой смерч, все нарастая в своей мощи, переместился в глубину, расчищая путь атакующим тапкам и пехоте. Сопротивление врага было сломлено.

Во второй половине дня 3 августа соединения первого эшелона корпуса овладели рубежом отметка 206,7, Раково (северный) и обеспечили ввод в прорыв 5-й гвардейской танковой армии. Правее, в полосе прорыва 32-го гвардейского стрелкового корпуса, вводилась 1-я танковая армия.

5 августа соединения 33-го гвардейского стрелкового корпуса овладели рубежом Орловка, Алмазово в 8—10 км юго-западнее Белгорода и совместно с соединениями 53-й армии содействовали 69-й армии в овладении Белгородом.

За умелое содействие войскам Степного фронта во взятии Белгорода соединения 33-го гвардейского стрелкового корпуса, в том числе и 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия, получили благодарность Верховного Главнокомандующего. Столица нашей Родины Москва салютовала гвардейцам в честь одержанной победы.

9 августа 1943 года 9-я гвардейская воздушно-десантная дивизия была введена в бой из второго эшелона корпуса. С рубежа Золочев, Черноглазовка, в 35 км северо-западнее Харькова, начались боевые действия по освобождению этого крупнейшего промышленного и административного центра Украины. Противник оказывал ожесточенное сопротивление, переходил в контратаки. Бои носили исключительно динамичный характер.

Особенно тяжелыми были бои дивизии в районах Ра-гозянки, Двуречного Кута, Олыцанова (25—30 км западнее Харькова). Противник применил огнеметные танки, но гвардейцы упорно шли вперед. Продвижение соединений корпуса, в том числе 9-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, в значительной степени способствовало овладению Харьковом. 23 августа Харьков был взят войсками 53-й армии.

За отличные боевые действия при освобождении Харькова дивизия получила благодарность Верховного Главнокомандующего.

31 августа соединение вышло во фронтовой резерв в район города Богодухов (60 км северо-западнее Харькова), где оно пополнилось личным составом и боевой техникой.

3 сентября дивизия была срочно переброшена на участок Хрущевая Никитовка, Александровка (10 км южнее Богодухова) для отражения атак превосходящих сил противника. У совхоза «Кирасирский» гитлеровская пехота при поддержке 20 танков, среди которых были огнеметные, перешла в контратаку. Огнеметы подожгли степь. Горела сухая трава и жнивье, полыхали копны убранного хлеба. Находясь в огненном кольце, гвардейцы 23-го и 28-го полков мужественно сдерживали яростный натиск врага.

Отбив все атаки, части дивизии совместно с другими соединениями корпуса продолжали теснить противника в направлении Высокополья (25 км южнее Богодухова). Сломив вражеское сопротивление, дивизия овладела Вы-сокопольем и завязала бои в огромном лесном массиве юго-западнее населенного пункта. В этих боях десан
Фото:
Zonger
Чтать - мелко, скопировал.
Выложу на "полтавских направлениях".

Чего не хватает в подобных изданиях?
Обилия фотоматериалов.

Паршивую "Галичину" немцы отсняли со всех сторон... А её боевое применение - пшик под Бродами. Далее - "подвиги" в основном, против населения и партизан.
 Если что-то где-то есть, надо извлекать.

 Точно так же дело обстоит с казачьими корпусами РККА - очень мало фотоматериалов.   HitlerKozaken на фотоснимках плясали, красовались, шнапс пили и т.д., а из этого Краснов и Шкуро мастерили пропагандистские материалы.  
ВЕРНЕР
Для Zonger и всех читателей , рекомендую напечатать на принтере , и читайте на здоровье. Фотоматериалы в книге есть , к сожалению в начале 70-х годов не было
сканеров с хорошим разрешением , как следствие фото низкого качества.  

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.