Опрос посетителей
Для чего Вы ищите однополчан?
Хочу узнать, что стало с сослуживцами
1011 (71.20%)
Хочется вспомнить молодость
609 (42.89%)
Не хватает общения в нынешней жизни
136 (9.58%)
Из-за непонимания окружающих
65 (4.58%)

Что такое армейская дружба?
Дружба на всю жизнь
1038 (73.10%)
Дружба только на время службы
118 (8.31%)
Красивая сказка
65 (4.58%)
Дружбы нет, есть служебные отношения
31 (2.18%)

Поддерживаете ли Вы отношения с однополчанами?
Поддерживаю постоянно
592 (41.69%)
Хотел бы, но не имею возможности
503 (35.42%)
Поздравляю с днем ВДВ раз в год
220 (15.49%)
Не поддерживаю вообще
41 (2.89%)




Новое в блогах
20.01.21 21:06
0
Все в нашей жизни изнашивается. Составляющие автомобильного салона не будут исключением из этого...
18.01.21 19:59
0
Сайт казино supercat предлагает большой выбор современных азартных развлечений, которые доступны...
15.01.21 21:55
0
Где лучше приобретать автостекла? В магазине запчастей, непосредственно у дистрибуторов или где-либо...


Группы сообщества

14.12.2020 22:50:34
Участников: 19
Тема: Сообщества по интересам
10.11.2020 20:29:06
Участников: 21
Тема: Сообщества однополчан
05.11.2020 16:37:32
Участников: 113
Тема: Сообщества однополчан
03.11.2020 10:59:16
Участников: 19
Тема: Сообщества однополчан
14.10.2020 21:02:53
Участников: 54
Тема: Сообщества однополчан
17.08.2020 19:09:26
Участников: 1
Тема: Сообщества по интересам
11.08.2020 21:45:37
Участников: 22
Тема: Сообщества однополчан
03.08.2020 18:31:11
Участников: 53
Тема: Сообщества однополчан
20.06.2020 21:13:07
Участников: 1
Тема: Сообщества по интересам
16.05.2020 22:02:53
Участников: 3
Тема: Сообщества однополчан


Разведчик Кирпиченко, боец 103-й гвардейской



Руслан Шадиев

У вас нет прав на просмотр профайла этого пользователя.
показать полностью
Руслан Шадиев -> СМИ военной тематики
13 ноября 2015 06:57
Разведчик Кирпиченко, боец 103-й гвардейской
В жизни кавалера 54 отечественных и зарубежных наград генерал-лейтенанта Вадима Алексеевича Кирпиченко была страница, связанная с одним из прославленных соединений Вооружённых Сил Республики Беларусь…

2.jpg

Вадим Алексеевич родился 25 сентября 1922 года в Курске. Во время учебы в школе увлекался фотографией. После окончания средней школы в 1940 году поступил в Курскую спецшколу ВВС № 4, которая давала начальную летную подготовку. Но стать летчиком не удалось — его направили на учебу в Инженерную академию ВВС, затем он попал служить в воздушно-десантные войска.

Вадим Кирпиченко воевал во время Великой Отечественной в составе 103-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, которая ныне дислоцируется в Витебске и носит следующее наименование: 103-я гвардейская ордена Ленина, Краснознаменная, ордена Кутузова отдельная мобильная бригада имени 60-летия СССР. Он участвовал в боях по освобождению от гитлеровцев Венгрии, Австрии, Чехословакии. Был награжден медалью «За отвагу» и орденом Отечественной войны I степени.

В 1946 году Вадим Крипиченко был демобилизован, а в 1947-м поступил в Московский институт востоковедения на отделение арабского языка, окончил его в 1952 году.

Незадолго до окончания института студенту-фронтовику предложили поступить на службу во внешнюю разведку советских органов госбезопасности. Вадим Алексеевич дал согласие — и с 1 сентября 1952 года началась его учеба в Высшей разведывательной школе, находившейся недалеко от Москвы. В то время начальником школы был генерал-майор В. В. Гриднев, его заместителем — генерал-майор М. А. Аллахвердов. Оба отлично знали разведывательное дело, были удостоены многочисленных наград.

Среди предметов особое значение придавалось изучению «спецдисциплины № 1» — разведывательной работе. На семинарских занятиях разбирались различные оперативные ситуации, решались задачи, связанные с практической деятельностью. Сотрудники внешней разведки обучали курсантов способам добычи важной информации, учили грамотно вести наблюдение. Шли интенсивные занятия по иностранному языку, автоделу…

После окончания Высшей разведывательной школы в 1953 году Вадим Алексеевич начал службу в органах госбезопасности. И уже на следующий год, в декабре, он выехал в служебную командировку в Египет в качестве заместителя резидента.

В Египте Кирпиченко предстояло провести более пяти лет. Начинающий разведчик успешно справился с поставленными перед ним задачами.

Та служебная командировка завершилась в 1960 году, Вадим Алексеевич возвратился в Москву и стал работать в центральном аппарате внешней разведки органов госбезопасности.

В феврале 1962 года Кирпиченко получил назначение в Тунис, туда он поехал уже в качестве резидента. Период его пребывания в Тунисе пришелся на время правления президента X. Бургибы, который тогда был крайне популярен в стране.

Однако к моменту прибытия советского разведчика Бургиба начал дряхлеть, у него довольно быстро прогрессировала мания величия, в стране насаждался культ его личности.

Перед Вадимом Алексеевичем была поставлена ответственная задача — наладить и поддерживать связи с Временным революционным правительством Алжира, руководившим национально-освободительной борьбой против французских колонизаторов…

Правительство Туниса оказывало помощь национально-освободительному движению в Алжире в его борьбе за независимость страны. На тунисской территории находились базы алжирских повстанцев, проживали представители Временного революционного правительства Алжира.

А французские спецслужбы стремились повсеместно разместить свою агентуру, организовать провокации. Они похищали лидеров и активистов борьбы за независимость Алжира. Не забывали и про Тунис…

Против алжирцев работали профессионалы с большим опытом проведения тайных акций — например, «полковник Мерсье», имевший свою агентуру в ряде стран. Поддерживались деловые контакты с представителями спецслужб ФРГ и Великобритании.

Вадим Алексеевич Кирпиченко уделил много внимания изучению внутриполитической ситуации в Тунисе, анализу событий в стране и вокруг нее, поиску надежных источников необходимой информации.

А. Н. Зеленин, некоторое время работавший в резидентуре вместе с Кирпиченко, вспоминал: тот постоянно совершенствовал свои знания и требовал того же от подчиненных, относясь при этом к ним уважительно.

Центр придавал важное значение налаживанию деловых контактов с главой Временного правительства Алжира Юсефом Бен Хеддой, жившим вместе с женой на небольшой вилле в пригороде тунисской столицы. И он, и его жена имели опыт работы в подполье, что весьма пригодилось, учитывая действия французских спецслужб. Советские разведчики сумели наладить с ними прочные деловые отношения, выполнив тем самым задание Центра.

Важную роль во Временном правительстве Алжира играл министр коммуникаций и вооружений Абдель-Хамид Буссуф, ведавший поставками вооружений для повстанцев, а также негласно исполнявший обязанности руководителя службы безопасности. Вадиму Алексеевичу удалось завязать с ним доверительные деловые отношения. Профессионалы обменивались военно-политической информацией, сообща рассматривали меры с целью противодействия деятельности французских спецслужб.

По мнению советского резидента, Буссуф являлся достойным партнером. Он пользовался авторитетом у подчиненных, был способен быстро реагировать на возникающие проблемы. Встречи с ним носили и познавательный характер.

Поскольку национально-освободительная война в Алжире подходила к концу, Кирпиченко и Буссуф стали обсуждать планы сотрудничества на будущее. Намечались интересные оперативные разработки. Но в августе 1962 года в алжирском руководстве произошел раскол. Власть в свои руки взяла группировка Бен Беллы… Бен Хедда, Буссуф и другие министры Временного правительства стали политэмигрантами, сотрудничество с ними прекратилось.

Ведение разведывательной работы в Тунисе усложнялось пристальным вниманием местной тайной полиции к иностранцам. Однако советские разведчики добивались результатов и в таких сложных условиях.

Сотрудники резидентуры придавали большое значение налаживанию контактов с представителями дипломатического корпуса африканских стран. Вадиму Алексеевичу помогло в этом то обстоятельство, что после отъезда из Туниса прежнего советского посла и до приезда нового он в течение нескольких месяцев исполнял эти обязанности. Впрочем, активное участие в жизни дипломатического корпуса имело для Кирпиченко и отрицательную сторону. Много времени отнимали различные приемы, не всегда удавалось найти компетентного собеседника, чтобы проверить полученную ранее информацию.

Тем не менее в ходе неформального общения с дипломатами из африканских стран удалось получить значительное количество важной конфиденциальной информации по тому или иному вопросу, представлявшему интерес для Центра.

Вадим Кирпиченко поддерживал дружеские отношения с семейством известного в Тунисе художника Хеди Тюрки, очень образованного человека, приятного собеседника. Того интересовали произведения русской живописи, в особенности В. Кандинского, одного из основоположников абстрактного искусства.

А младший брат художника занимал тогда должность генерального секретаря МИД Туниса. К сближению с представителями СССР он не стремился, ибо на сей счет существовали строгие правила партии «Новый дустур», не одобрявшей общение руководителей такого ранга с иностранцами. Советские разведчики это знали и поэтому не стремились вступать с ним в какой-либо контакт.

Между тем в доме Хеди Тюрки нередко собирались дипломаты, чиновники тунисских государственных учреждений. В ходе общения завязывались полезные знакомства, затем они продолжались в интересах разведывательной работы. Именно там, например, Вадим Алексеевич познакомился с мадам Бюрне, которая еще до Октябрьской революции 1917 года эмигрировала из Российской империи во Францию по политическим мотивам. После смерти мужа она жила на улице, названной в его честь. Была образованным человеком, в свое время знала поэта В. Маяковского, интересовалась достижениями советской космонавтики.

Кирпиченко в ходе бесед с мадам Бюрне удалось узнать о том, что ряд научных работ ее мужа остался в рукописях, Вадим Алексеевич предложил опубликовать их в СССР. Материалы, которые удалось раздобыть, получили высокую оценку в Центре.

Особый интерес у советских разведчиков тунисской резидентуры вызывала политика США в Северной Африке и действия агентов американских спецслужб. Это не особенно нравилось представителям французских спецслужб…

Тайные операции французских разведчиков в Алжире и Тунисе были неразрывно связаны с именем Ж. Фоккара, которому удалось создать настоящую разведывательную сеть. Советским разведчикам из тунисской резидентуры удалось привлечь к сотрудничеству одного француза, обладавшего большими связями, в том числе и среди людей Фоккара, которые пристально следили за действиями других государств в Северной Африке. Он отрицательно относился к нарастающей активности американцев, и благодаря ему удалось получить значительное количество ценной информации. Француз довольно подробно сообщил о ряде американских акций в Тунисе и Алжире, о планах США создать здесь свою военную базу, об особом интересе заокеанских спецов к тунисскому порту Бизерта, где тогда находились французские военные…

В 1967 году Вадим Алексеевич был назначен руководителем африканского отдела внешней разведки. А в 1970-м он вновь прибыл в Египет — уже в качестве резидента. Основываясь на сведениях, полученных сотрудниками резидентуры, и личном опыте, ему удалось предупредить Москву о готовящемся египетским президентом А. Садатом разрыве дружественных связей с Советским Союзом, о переориентации внешней политики Египта на США, о подготовке войны с Израилем.

С 1974 по 1979 год Вадим Кирпиченко исполнял обязанности начальника Управления «С» — службы внешней разведки КГБ СССР, затем — по 1991 год — он являлся первым заместителем начальника Управления «С».

В 1991 году в связи с созданием Службы внешней разведки России (СВР) Вадим Алексеевич был назначен руководителем группы консультантов при директоре СВР.

Его консультации были очень ценными. Он знал очень многих из тех, кто так или иначе был связан с разведкой. Мог часто дать информацию, не заглядывая в секретные досье.

Будучи руководителем группы консультантов, Вадим Алексеевич ездил на международные конференции, где обсуждались проблемы, связанные с разведывательной работой.

За образцовое выполнение служебного долга генерал-лейтенант Кирпиченко был награжден восемью советскими и российскими орденами, многими медалями, нагрудными знаками «Почетный сотрудник госбезопасности» и «За службу в разведке», а также орденами Вьетнама, Перу, Монголии, двумя орденами ГДР, двумя орденами Афганистана. Всего у него было пятьдесят четыре награды.

…3 декабря 2005 года герой-разведчик ушел из жизни. За особые заслуги перед внешней разведкой его имя занесено на Доску почета СВР.

Источник: Белорусская военная газета «Во славу Родины», выпуск № 216
Автор: Александр Левшевич

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.