Опрос посетителей
Для чего Вы ищите однополчан?
Хочу узнать, что стало с сослуживцами
1011 (71.20%)
Хочется вспомнить молодость
609 (42.89%)
Не хватает общения в нынешней жизни
136 (9.58%)
Из-за непонимания окружающих
65 (4.58%)

Что такое армейская дружба?
Дружба на всю жизнь
1038 (73.10%)
Дружба только на время службы
118 (8.31%)
Красивая сказка
65 (4.58%)
Дружбы нет, есть служебные отношения
31 (2.18%)

Поддерживаете ли Вы отношения с однополчанами?
Поддерживаю постоянно
592 (41.69%)
Хотел бы, но не имею возможности
503 (35.42%)
Поздравляю с днем ВДВ раз в год
220 (15.49%)
Не поддерживаю вообще
41 (2.89%)




Новое в блогах
19.10.20 22:15
0
Привет всем из 24-й бригады ЗАБВО ДМБ 1979 май.  
14.10.20 18:47
0
10
Арцах .

Там ,средь садов в седых горах
Две тыщи лет назад,
Назвали этот край -"Арцах &...
06.10.20 11:03
0
28
Мимолётные романы ,
Я их вовсе не читал ,
Предрассветные туманы
С автоматом я встречал.

...


Группы сообщества

14.10.2020 21:02:53
Участников: 54
Тема: Сообщества однополчан
17.08.2020 19:09:26
Участников: 1
Тема: Сообщества по интересам
11.08.2020 21:45:37
Участников: 21
Тема: Сообщества однополчан
03.08.2020 18:31:11
Участников: 53
Тема: Сообщества однополчан
02.08.2020 09:13:35
Участников: 21
Тема: Сообщества однополчан
01.08.2020 03:32:50
Участников: 19
Тема: Сообщества по интересам
20.06.2020 21:13:07
Участников: 1
Тема: Сообщества по интересам
16.05.2020 22:02:53
Участников: 3
Тема: Сообщества однополчан
15.05.2020 05:09:42
Участников: 4
Тема: Сообщества по интересам
03.05.2020 01:34:32
Участников: 223
Тема: Сообщества по интересам


акция "ВОЗМЕЗДИЕ"



Михаил Попов

У вас нет прав на просмотр профайла этого пользователя.
показать полностью
Михаил Попов -> Всем
22 марта 2012 15:07
акция "ВОЗМЕЗДИЕ"



...еще одна глава из книги В.Г.Марченко" Афган. Разведка ВДВ в действии"


ГЛАВА 58
[spoiler]

80-я отдельная разведывательная рота дивизии продолжала проводить разведывательные и поисковые мероприятия. Рота, собранная в единый кулак, самостоятельно решала боевые задачи. Мы их выполняли повзводно на боевых машинах и в пешем порядке. Вылетали на вертолетах по маршрутам движения караванов для проведения досмотровых мероприятий. Динамика событий не позволяла расслабиться в ритме проводимых заданий. Они как всегда были неожиданными и незапланированными. Иногда приходилось сходу вникать в обстановку и действовать быстро, решительно, без промедления. В один из таких дней в палатку вбежал, прибывший из штаба дивизии Комар:
-    Валера, вперед. Работаешь по данным агентурной разведки. Один из кишлаков захватили противоборствующие отряды. Кишлак горит, много погибших, взлет на вертолетах через двадцать минут. Дежурные пары «восьмерок» и «двадцать четвертых» готовятся к вылету.
На ходу схватив снаряжение, автомат, разгрузку с магазинами, ракетами, ножом, крикнул заместителю:
-    Баравков, тревога. Построение через три минуты.
Гена, не успев высунуть нос из палатки, снова нырнул в нее.
-    Взвод, через три минуты у палатки. Натренированные к тревогам разведчики выскакивали
с оружием, боеприпасами и снаряжением. На линейке перед палатками экипировались, проверив подгонку рюкзаков.
-    Командиры, воду не забыть.
Снаряжение у нас находилось в постоянной готовности к действию, его только схватить по команде и построиться для получения очередного задания.
-    Какие подробности, Иван?
-    Идем в палатку.
Открыв «пятидесятку», мой любимый масштаб, я приготовился слушать:
-    Известно немного, Валера: кишлак (Иван показал по карте) следовал нейтральной политике. В нем находились «духи», видимо, из местного ополчения. Из соседнего кишлака на них напали другие «духи», гораздо больше по численности первых. В итоге жгут кишлак, убивают жителей. Комдив приказал оказать помощь населению, которое, что называется, попало под раздачу. Бери с собой «809» для связи с вертолетами. Людей раздели на две группы по «восьмеркам», «двадцать четвертые» прикроют с воздуха. Им задача поставлена.
-    Понял, Иван, бегу.
-    Машина у ПХД, до стоянки подброшу.
Вместе выбежали из палатки, Иван к машине, я к взводу, стоявшему в шеренгу.
-    Смирно!
-    Вольно, Гена. Слушай боевую задачу: вылетаем двумя группами: первая - 2 и 3 отделение - со мной. Вторая - 1 отделение
-    с Баравковым. Душманским отрядом захвачен кишлак, судя по всему, небольшой. «Двадцать четвертые» отработают, обеспечат посадку, садимся и сходу в кишлак.
Посмотрел на парней - сосредоточены, собраны.
-    Баравков, со своими работаешь на расстоянии зрительной связи, не более. После десантирования включаешься в эфир. Понял?
-    Так точно.
-    В машину. Санинструктор, бинты, промедол?
-    На месте, товарищ лейтенант.
-    Валера, быстрей, - крикнул из кабины Иван.
-    Все. Вперед, на месте разберемся.
Запрыгнув в машину, поехали к вертолетной стоянке. От «вертушек» отъезжал заправщик. Во время прибыв, разместились по расчету. Иван, махнув рукой, исчез в поднятой винтами пыли. Две пары: Ми-8 и Ми-24 одновременно вырулили на взлетку. Контрольный подъем, спуск на бетонку, разбег и взлет, разноцветные кварталы пригородов Кабула поплыли за бортом вертолета. Открыв карту (это не специальное задание и карта со мной), изучаю кишлак, местность в округе. Направление полета северо-восток, в район Дехсабзи-Хаз, километров 40 от Кабула.
Подошел к кабине пилотов для уточнения с командиром взаимодействия:
-    Сколько заходов сделают «двадцать четвертые»? Показывает два пальца. Понял. Значит, мы в это время пройдемся по кругу, оценим ситуацию с воздуха. Через некоторое время командир экипажа кивком головы показывает вниз. Посмотрел через блистер: несколько очагов дыма поднимались над одним из кишлаков. Похоже, что наш. Местность в целом открытая и просматривалась хорошо. Экипажам, прикрывающим нас с воздуха, легче контролировать внезапные подходы «духов».
«Двадцать четвертые» на боевом курсе, командир «восьмерок» внимательно смотрит на землю, выбирая площадку. Поворачивается ко мне:
-    «Двадцать четвертые» не видят цели. Кивнул командиру:
-    Садимся, - и в салон к разведчикам:
-    Как всегда, ребята: десантирование, позиция, прикрываем вертолеты, по сигналу - бросок. Вопросы?
-    Пленных берем, товарищ лейтенант? - Сокуров выясняет важный момент.
-    Только ценных, Володя.
-    Понял.
«Восьмерки» крались к площадке приземления: ведущие стойки шасси едва не касались земли, к покиданию «вертушек» готовы. Касание. Вылетаем наружу. Группа Баравкова метрах в пятидесяти от нас уже лежит на земле. «Восьмерки», высадив группы, уходят на круг. Тишина. Всматриваюсь в окраину кишлака, очаги пожаров доносят смрадный запах. Что это может гореть? Сигнал «Вперед».
-    «11», не отставать, не теряться из виду.
-    «11» понял.
Разведчики Баравкова, развернувшись цепью, перебежками сокращали расстояние до первых дувалов. Моя подгруппа подтянулась к пожарищу. Запах гари и смрада усилился. Вот и первые дувалы, кишлак. Двигаемся между глиняных стенок, образующих улицу. Стоп. Так дальше нельзя, не вижу разведчиков Баравкова.
-    «11», выходи на меня.
-    Есть.
Минут через пять Гена с ребятами рядом со мной. Уточняю
задачу:

-    Следуешь по правому дувалу, Азарнов - по левому, прикрываете друг друга. Нищенко, тыл. Ну?
-    Без вопросов, товарищ лейтенант.
-    Вперед.
Не прошли и тридцати метров, навстречу, падая, поднимаясь, брел пожилой афганец в самой, что ни на есть затрапезной одежде. Ранен, в крови.
-    Гена, спроси, что здесь происходит, где душманы? Баравков, остановив дехканина, заговорил. Тот молча смотрел на него, смотрел, стал что-то рассказывать, показывая рукой на кишлак, в стороны. Вскоре совсем оживился, применив жестикуляцию восточного человека. Гена, понимая речь афганца, кивал головой.
-    Товарищ лейтенант, у них человек пятнадцать вооруженных мужчин охраняли кишлак от посторонних, никому не мешали, работали. Несколько часов назад на них напали люди из другого кишлака, он находится вон в том направлении... Убили детей, местных жителей и вернулись к себе.
-    Спроси: сколько их было человек? Гена задал вопрос, выслушав ответ, сказал:
-    Около тридцати.
-    Понял, вперед.
-    Товарищ лейтенант, он хочет нам показать...
-    Что?
-    Говорит школу, где учились дети.
-    Ну, пусть ведет.
Пошли за стариком. Вроде наш аксакал не похож на Сусанина, но кто его знает. С него станется. Метров через двести появилось нечто пятачка, площадки: слева длиннее остальных глиняное строение с входом с улицы, справа - дувал, за которым абрикосовый сад. Афганец жестом показал, что надо зайти внутрь. Переглянувшись с Баравковым, достали гранаты. Старик отчаянно замахал руками. Ладно.
-    Гена, с Сокуровым за аксакалом, я прикрою. Вперед него не лезьте. Остальным к бою и наблюдать.
Внутри помещения сумрак. С яркого света ослепли, дал команду остановиться, чтобы осмотреться и привыкнуть к темноте. Приглядевшись и освоившись, двинулись дальше. Старик впереди. Подошли к внутренней двери в следующее помещение.
-    Стоп. Прикройте меня.
Чтобы не видел афганец, я достал гранату, ввернув на ходу запал, разогнул усики чеки. Я осторожно шел за стариком, парни за мной. Открыв дверь, в нее вошел аксакал, внутри оказалось светлее, поэтому остолбенение у меня наступило мгновенно. Стоял, пытаясь осмыслить увиденное, в глазах потемнело от страшной догадки. Впрочем, какой догадки? Явь. Около пятнадцати девочек 11 - 13 лет лежали в ряд на залитом кровью глиняном полу. Перед ними ровным рядком лежали отрубленные тоненькие детские ручонки. Лужи крови, свернувшись, образовали студенистую массу, на которой тысячи мух танцевали ритуальный танец смерти. Они вились над телами афганских девочек, которых душманы соседнего кишлака казнили зверским методом.
-    Гена, спроси: их-то за что?
Баравков заговорил с афганцем, а я пошел вдоль страшного ряда худеньких тел, пытаясь разобраться: все ли мертвы. Перевернутые столики, скамейки лежали тут же у стен помещения. Взрослая женщина лежала чуть дальше, грудь, живот в крови, пулевые отверстия на одежде. Наверное, учительница или как там у них называется... Кровью залито все помещение, порой ступить некуда, чтобы пройти по страшной линии смерти.
-    Ну что, Гена?
-    Говорит, что они ни с кем не воевали, почти всех мужчин еще несколько месяцев назад увели в горы. Приезжали люди из Кабула, говорили про новую власть, открыли школу, привезли учительницу.
Часто помогали мукой, продовольствием. Говорили, от «шурави». Сегодня утром ворвался отряд соседнего кишлака, убивали всех подряд. Детей за то, что ходили в школу.
-    Так. Еще раз уточни, где этот кишлак, пусть покажет. Вышли на улицу, слегка пошатывало. Гена говорил с афганцем, тот показывал рукой. Впрочем, и без перевода понятно: вон, километра три отсюда, хорошо виден с нашей позиции.
-    Есаулков, связь с авиацией.
-    Есть. Вот гарнитура, товарищ лейтенант.
-    «Воздух», «Воздух», я «Земля», прием.
Обе пары вертолетов, «нарезая» круги над нами, отслеживали обстановку.
-    Я «Воздух».
-    Доложи на базу: вооруженный отряд соседнего населенного пункта разгромил кишлак. Убили много жителей, казнили малолетних детей. По данным одного из аксакалов каратели вернулись в свой
кишлачок. Его координаты... Прием. Через некоторое время я слушал ответ:
-    «Земля», я «Воздух» получен приказ: акт возмездия.
-    Вас понял, жду на площадке, подработаю дымом. «Двадцать четвертые», уточняю координаты цели.   Работать на поражение, обеспечив посадку «восьмерок» для зачистки кишлака. Командир звена боевых вертолетов получил координаты цели душманского отряда после проведенной им карательной акции. Мы находились в одной радиосети и слышали друг друга. Через несколько минут подбежали к площадке. «Восьмерки», аккуратно приземлившись, подняли пыль в звенящем грохоте двигателей. Взлет. Сразу к кабине пилотов.
-    Командир, дай «двадцать четвертым» команду хорошо поработать с кишлаком. В нем отряд вооруженных нелюдей. Летчик кивнул головой, продолжая следить за приборами. Борттехник слегка отодвинулся, чтобы мне было удобней общаться с ними.
-    Как там? - крикнул на ухо.
-    Горы человеческого мяса. Своих же детей растерзали. Бортач покачав головой, проверил пулеметную ленту. -Подлетали к душманской заразе.
-    «Двадцать четвертые» работают тремя заходами, -наклонился ко мне командир.
-    Давай посмотрим, где «приводнится».
Через блистер передней панорамы вижу цель: боевые вертолеты, сделав заход, уходили на следующий круг.
-    Качественно, - сказал командир экипажа, наблюдая за целью, - накрыта.
Внимательно смотрим вниз, выбирая площадку.
-    Может на дорогу? Ближе к кишлаку. Командир осмотрел предлагаемое место.
-    Нет. Близко, достанут. Развернулись вокруг наблюдаемой цели.
-    Здесь пойдет? - показывает вниз.
Посмотрел, огляделся. Выбирать не приходится, надо садиться.
-    Пойдет, командир, я пошел. Не теряй меня из виду. Летчик, кивнув головой, сделал маневр на посадку и медленно, медленно пошел к земле. Боевые вертолеты, закончив с кишлаком, стали над нами в круг, прикрывая посадку. Сигнал
«Приготовиться».
-    Осторожней при десантировании.
Вылетев наружу в проклятую пыль, занял позицию, отслеживая окраину кишлака. Оба вертолета, высадив десант, уходили в набор высоты. Подгруппа Баравкова подтянулась ко мне.
-    Внимание всем! Все живое - цель! Не терять друг друга из вида. Вопросы? Вперед.
Обеими группами, прикрывая друг друга, втянулись в кишлак. «Двадцать четвертые» ходили над головами, хищно всматриваясь в цели. Налицо и результаты штурмовки: развороченные взрывами «нурсов» дувалы, семеро в немыслимых позах лежат без движения. С оружием. «Буров» нет - автоматы. Черт побери, «духи» день ото дня вооружаются лучше и лучше. Много крови обагрившей дорогу, перемешавшись с пылью, образовали вязкую массу, куски разорванной плоти, прилипшие к дувалу, валялись у придорожных кустов и деревьев. Что это? Оторванная взрывом нога в широченной штанине. Видимо, «духи», двигаясь по улице, попали под внезапный залп вертолетов.
-    Нищенко, оружие, документы.
Выскочив к площадке жилого помещения, Архипов метнул гранату в отверстие возле двери. Взрыв. Забегаем во внутренний дворик. Кто-то пытался бежать, но пуля быстрее. Еще граната. Резкий хлопок и мы уже в помещении. Короткие очереди стучат за глиняной стенкой.
-    Наружу, уходим вдоль улицы.
Есаулков ногой ударил в ворота: связка Сокуров - Архипов нырнули в узкую щель. Выстрелы. Раненые «духи» лежали в полутемном помещении. Кто-то из их же отряда, подтянув их с улицы, спрятал в жилище. Ценных пленных, к сожалению, не было...
-    Баравков, следующий сектор твой.
-    Есть.
Разведчики Геннадия ворвались в соседнее жилое строение.
-    Азарнов, левая дверь. Андрей поднял руку: понял.
Два отделения разведчиков работали по обеим сторонам узкого прохода, служившего улочкой. Впереди послышались выстрелы. «Духи», огрызнувшись огнем, отходили в кишлак. Прикрывшись стеночкой, рывочек вперед. Стучат короткие очереди и трое душманов уже не откроют огонь. Вертолетчики сработали здорово, противник еще не в себе и не может организовать сопротивление.
«Духовское» зверье уходило по улице несколькими группами и теперь валялось там, где их застигли залпы реактивных снарядов. Ослабнув от потери крови, «духи» пытались отстреливаться, но теперь лежат под солнцем в раскисшей от крови пыли. В принципе, мы просто добиваем.
Опять автоматные очереди. Душманов не видно, но зарываться в кишлачной глубинке не хочется. Команда по «сто сорок восьмой»:
-    Баравков, Азарнов, ко мне.
Сейчас не до позывных. Оба отделения вышли из жилого сектора и вместе с Нищенко, собиравшим оружие «духов», выдвинулись ближе ко мне.
-    Игорь, тыл.
Нищенко кивнул, привалившись к дувалу. Ребята устали, таская трофейное оружие. Где-то невдалеке снова раздаются выстрелы. Оставшиеся в живых «духи», засели в глиняном строении, что в центре кишлачной площадки. Выглянув из-за дувала, вижу выброс пороховых газов. Но куда молотят? Выброс пламени в сторону от нас.
-    Есаулков, «809».
Николай протянул гарнитуру станции для связи с вертолетами.
-    «Воздух», я «Земля», меня контролируешь? - запросил командира «вертушек».
-    Наблюдаю.
-    Направление 70, дальше 300 - «духовский» огонь.
-    Двухэтажная коробка?
-    Что-то вроде того.
-    Ты к ней прилип, опасно работать.
-    Хорошо, отойду.
-    «Земля», будь внимателен, с северо-востока 400 метров «духовская» группа до 25 человек. У них огневой контакт с «твоими духами».
-    Что по-твоему происходит?
-    Ничего не пойму.
-    Может активисты?
-    Не знаю, запрошу ЦБУ.
Через пару минут командир звена сообщил:
-    «Земля», я «Воздух», в районе нет войск, правительственных и активистов тоже. «Духовская» разборка. Получил «добро» на  работу по обеим группам.
-    Принял, отхожу.
Вертолетные пары рванулись в атаку. Восьмерки» выбрали целью «моих «духов», «двадцать четвертые» сделали залп левее и дальше. Мне не видны взрывы реактивных снарядов, но по звуку разрывов не так уж и далеко.
-    «Воздух», я «Земля», «мои «духи» накрыты. Остальных не вижу.
-    Понял, еще заход.
-    Добро, после захода иду на цель, контролируй меня.
-    Давай, если что - сваливай в сторону, отработаю пушкой.
-    Понял. Меня точно наблюдаешь?
-    Нормально. С «духами» не спутаю.
-    Ну и юмор у тебя.
-    Это я так, в горячке.
-    Как «двадцать четвертые» сработали?
-    В порядке, передвижений не вижу, - завершил диалог командир «двадцать четвертых».
«Восьмерки» на боевом. Черные стрелы дыма обозначили залп реактивных снарядов. Вверх полетели куски глиняных строений, клубы пыли и дыма поднялись над садом.
-    «Воздух», я пошел на объект.
-    Работай, наблюдаю.
Пока не рассеялась пыль и «духи» контужены, ошеломлены нанесенным ударом - вперед.
-    Баравков, пройди за дувал. Выходи со строения с плоской крышей.
-    Понял, вижу.
-    Азарнов, с фронта. Прикроем. Андрей кивнул головой.
-    Нищенко, собирай оружие.
-    Его много, товарищ лейтенант.
-    Собирай, Игорь, собирай, и не упускай тыл.
Отделение Баравкова вышло на рубеж атаки сооружения, где находятся «духи». Даю сигнал Гене одновременно с Андреем:
-    Вперед.
С группой Нищенко прикрыли выход отделений к объекту. Ребята скрылись за его дувалами, теперь наша очередь сблизиться с целью атаки. Двое разведчиков наблюдают в тыл. Забравшись под стенку сооружения, слышу автоматные очереди. Парням Нищенко
очень тяжело, много трофейного оружия, которое бросить нельзя. Надо что-то предпринимать.
-    Игорь, дальше не лезь, остаешься с оружием. Со мной Есаулков и двое твоих, с остальными контролируешь тыл и подходы к объекту.
-    Понял, товарищ лейтенант.
-    Будь внимательней, метров триста восточней - «духовская» группа, могут подойти с той стороны.
Вчетвером налегке переместились внутрь помещения.
-    «11», работаем внизу, как понял?
-    Понял, подчистили верхний ярус.
Не успев опустить гарнитуру, как длинная очередь прочертила след на стенке выше голов. Залегли, пытаясь понять откуда огонь. Впереди площадка, деревянные клети, сухая трава, черные проемы окон. Оттуда обработали автоматной очередью. Гранатой не достать
-    далековато и неудобно.
-    «11», прием.
-    Я «11».
-    Обстановка, Гена?
-    В порядке. Закончили верх, одного взяли.
-    Понял. Слушай внимательно: внизу на «два часа» огневая точка. Попробуй сверху сработать гранатами. Осторожней, верх простреливается.
-    Сейчас выдвинусь, осмотрюсь.
Продолжаю наблюдать за двориком, что находиться перед нами. Тишина. Сколько их может быть?
-    Вышел, наблюдаю, - слышен голос в эфире.
-    Гена, двумя гранатами огонь.
Сжавшись в комочек, приготовились к броску. Взрывы гранат у клетей раздались почти одновременно.
-    Вперед.
Бросок на одном дыхании. Залетели вовнутрь подсобного помещения, запах животных поразил обоняние. Упав на левый бок, делаю несколько очередей перед собой. Над головой грохочут очереди разведчиков. Пригнувшись, передвигаюсь в глубину помещения, прижимаюсь к стене. Упав на четвереньки, уползает тело в рваном халате. Скользнул взглядом по сторонам - никого. Рывком к нему, ударом ноги опрокинул карателя. Подпрыгнув, приземлился на «духовскую» грудь каблучками ботинок. Оглянулся, парни обыскивали тела, рядом «бур», автомат.
-    Этого с собой.
Чалму петлей-удавкой на шею, руки за спиной, обмотав свободным концом, подтянули к затылку. «Дух» подал признаки
жизни, хрипы и кровь изо рта. Ладно, дотащим.
-    Уходим к Нищенко.
Подхватив «душка» за чалму, потащили к выходу.
-    «11», прикрой отход до площадки. Уходишь последним.
-    «11» принял.
-    «12», прием.
-    Я «12».
-    Сообразуешь движение группы. Будь внимателен. Нищенко распределил трофейное оружие между разведчиками, осталось вынести его к вертолетам. Уходим. Перебежками бежим вдоль дувалов в обратном направлении. Где-то рядом душманы, по которым сработали боевые Ми-24. Рассеялись и ушли?
-    Есаулков, гарнитуру. «Воздух», я «Земля», работу закончил, выхожу на площадку.
-    Вижу тебя, понял.
Слышно, как в стороне ходят по кругу «вертушки», высматривая возможного противника в глиняных завалах. Мало, что осталось от кишлака, приютившего местное зверье. И поделом. Уважаете силу? Вы ее получили.
Отделение Азарнова, в случае опасности, примет бой на себя,
обеспечив нам выход на окраину, ближе к площадке. Баравков
прикроет тыл, отходя с оружием, захваченным на верхнем ярусе. С
ним пленный - пригодится, вникнем в суть «духовских» разборок.
Кишлак закончился, вот и площадка. «Восьмерки» заходят
на пятачок со стороны раскаленного солнца. Пыль. Контролирую
посадку отделения Баравкова, Нищенко, загрузившего оружие, тех,
кто со мной. Нормально. Все. Вертолет, на мгновенье зависнув над
землей, набрал скорость и поплыл над землей. Уходим на базу.
*
 
*

Все права на материалы, используемые на сайте, принадлежат их авторам.
При копировании ссылка на desantura.ru обязательна.